Суббота, 29 января, 2022

“Тысячи пассажиров бежали по взлетке”. Вернувшийся из Алма-Аты украинец рассказал, что происходит в Казахстане

Украинец окольными путями вернулся из Алма-Аты и рассказал, что там происходит.

В Казахастане после захвата аэропорта в Алма-Ате 5 января оставалась группа украинцев, которые не смогли вылететь домой.

Аэропорт зачистили, но самолеты все еще не летают, и когда рейсы возобновятся – пока неясно.

Украинский политэксперт Андрей Бодров – один из тех, кто оказался в самой гуще событий, в захваченном аэропорту и вынужден был остаться в отрезанной от внешнего мира Алма-Ате. Позже ему удалось прорваться домой окольными путями – через соседнюю Киргизию, с пересадкой в Стамбуле.

Бодров совершил этот марш-бросок еще до того, как под Алма-Атой начался бой на трассе, ведущей в сторону киргизской столицы Бишкека.

В беседе со “Страной” вырвавшийся из осады украинец рассказал, что происходит сейчас в Казахстане и какие версии событий обсуждают в стране.

– Как вы оказались в Алма-Ате?

– Прилетел утром 3 января к партнерам, планировал провести там буквально пару дней – 6 января мне нужно было уже быть в Киеве. И в силу того, что 5 января не было прямого рейса на Киев из Нур-Султана, взял перелет со стыковкой в Алма-Ате. Но что-то, как говорится, пошло не так. Мне не хватило, наверное, минут сорок, чтобы улететь. Стыковка должна была состояться как раз в момент захвата аэропорта. Я уже взял посадочные талоны, проследовал к своему гейту и стоял на выходе. Там аэропорт построен в два яруса, около двух десятков выходов – на втором этаже в международной зоне, и маленький зал ожидания возле трех гейтов на первом этаже в торце. Там я и находился, когда примерно в 19 часов со второго этажа с криками хлынула вниз тысячная толпа с пассажирами десятков рейсов, быстро заполнив зал.

Сотрудники аэропорта открыли дверь и вывели нас всех на взлетную полосу. Буквально за пару минут до захвата отъехали несколько автобусов с пассажирами рейса на Москву, и они потом еще часов семь провели в закрытом самолете, глядя оттуда на то, как бандитствующие группы крушат аэропорт и устраивают перестрелки. Нам повезло чуть больше. Служба безопасности аэропорта скоординировала наше движение, мы побежали через взлетную полосу в сторону грузового терминала. Представьте себе: ночь, уже очень темно и тысячи человек с сумками бегут через взлетку. С одной стороны, это было очень страшное, с другой – очень впечатляющее зрелище.

Сначала предполагалось, что нас заведут в грузовой терминал и дадут возможность каким-то образом перебыть эту ситуацию, но так как уже начали захватывать взлетную полосу и крушить самолеты, этот шаг признали нецелесообразным. Нас просто вывели за пределы аэропорта, сотрудники которого разъезжались на служебных автобусах, а мы обустраивались кто как может.
Нам удалось собрать группу из 43 человек, часть из которых – пассажиры киевского рейса. Сначала стихийно возникло несколько ядер, потом через консула мы обменялись телефонами и собралась за пределами аэропорта.

Украинец Андрей Бодров получил посадочные талоны на киевский рейс в момент, когда аэропорт захватили. Фото: А. Бодров

– Как вы выбирались из захваченного аэропорта? Содействовало ли наше консульство?

– В консульстве Украины сказали, что мы должны сами себе обеспечить ночлег. Что есть девять мест в гостиницах на окраинах – если хотите, приезжайте, сразу предупредили, что условия спартанские. На наше удивленное: “А чем приехать”, ответили (только не падайте): “Попробуйте поймать попутку”. Ну, это же так легко – ночь, объявлен комендантский час, в городе идут перестрелки. Люди, конечно же, очень охотно берут попутчиков, особенно когда видят толпу в несколько сотен человек, которая хаотически движется в сторону города.  В итоге часть людей забрали алмаатинские знакомые, часть все же поймали такси, которое, кстати, во много раз подняло цену в ту ночь. Наша группа из семи человек отдала за машину до города 100 долларов (обычно это стоит 2-3 тысячи тенге, это 100-140 грн). Таксистов можно понять – работая в таких условиях, они рисковали собой, своим имуществом.

Интернет тогда уже полностью лежал, соответственно, не работали никакие приложения для вызова такси, нет возможности расплатиться карточкой, а так как я уже собирался улетать, у меня уже не было наличных тенге. Ситуация практически патовая. Удалось расплатиться долларами, и то потому, что мы группой организовали заказ такси.

Пару дней пребывания в полной неизвестности.
Позже, 7-го, в консульстве нам заявили, что за украинцами, которые не смогли улететь, должны выслать спецрейс, но после того, как на заседании СНБО решат, кто за него заплатит.

Я решил выбираться своим ходом – взял такси до границы с Киргизстаном. Это в 270 км от Алма-Аты, а до Нур-Султана, где аэропорт работает, 1,2 тыс. км, и дорога опаснее. На пограничном переходе случился сюрприз, о котором меня не предупредили в консульстве Украины в Алма-Аты, заверив, что несколько человек уже уехали этим маршрутом. Оказалось, что граждане Украины могут прибывать в Киргизию только самолетом, а не наземным путем, якобы из-за пандемии (скорее всего, это сделано из соображений безопасности, чтобы предупредить бегство подозреваемых в организации беспорядков). Очень благодарен за помощь консулу Украины в Киргизстане, которая подготовила ноту в местный МИД, который направил письмо в погранслужбу, и меня пропустили, несмотря на постановление. От границы я доехал до Бишкека, где сел на самолет до Стамбула, а оттуда утром 8 января уже улетел в Киев.

Во время захвата аэропорт Алма-Аты разгромили люди с автоматами 

– Где вы жили в Алма-Ате, пока не удалось выехать из Казахстана?

– На три дня в Алма-Ате меня приютили родственники партнеров из Нур-Султана, они живут в коттедже на окраине, в предгорном районе. Там все как на иголках, ждали мародеров, организовывали отряды самообороны, доставали охотничьи ружья. Слава Богу, обошлось. Но в соседних районах, по словам очевидцев, группы так называемых протестующих врывались в элитные коттеджные комплексы, грабили. Был инцидент с нападением на женское общежитие, называют полтора десятка случаев изнасилования.

В нашем районе, так как это было предместье, там маленькие магазинчики продолжали работать. В крупные супермаркеты, конечно, было ехать страшно.

– Кто захватывал аэропорт? Говорят, что погромы устраивали банды мамбетов – “селюков” по-нашему.

– Не могу точно обозначить, кто это был. Но точно могу сказать, что это не вчерашние пекари, учителя, врачи или заправщики. Вы можете представить, чтобы банковский клерк взял в руки нарезное  стрелковое оружие и пошел захватывать аэропорт, горадминистрацию? Буквально на второй день протеста оружие появилось во многих местах, и очень скоординировано, практически единовременно. Уже это говорит о высоком уровне подготовки этих групп. Во-вторых, показателен их состав. Там практически не было стариков, женщин, а в основном – крепкие молодые мужчины, хорошо подготовленные, владеющие стрелковым оружием и, самое главное, уверенно его применяющие. Одно дело иметь автомат, а другое – иметь дух выстрелить из него по человеку. Эти же особо не церемонились. И, соответственно, нет никакой возможности говорить о том, что это были мирные протестующие и что это последствия народного гнева. Похоже на использование специально обученных группировок в своих политических или экономических целях. Почему говорю экономических, потому что под шумок происходило огромное количество грабежей, мародерства. Думаю, это сознательная тактика по наведению хаоса для растягивания внимания полиции, чтобы “загорелось” сразу несколько десятков точек в городе.

При этом у этих групп были свои базы снабжения и способы координации, даже когда Интернет уже положили. Были какие-то мобильные АТС, рации. Их действия были скоординированы.

– Что происходило в самой Алма-Ате?

– Еще идут стычки, но силовики взяли под контроль город. На улицах наконец появилась полиция, спецназ, много патрульных, все передвигаются по три экипажа. Вокруг города и на дорогах стоят блокпосты, с участием бронетехники. Подавляющее большинство – казахской наружности. Слухи о том, что ОДКБшные соединения будут участвовать в обеспечении зачистки Алма-Аты, с моей точки зрения, не имеют под собой почвы. Я так понимаю, что в основном они находятся на каких-то стратегических объектах.

Еще 5 января, когда я ехал из аэропорта через центральные улицы, полгорода горело, выносили магазины, электронику, грабили банки, валютные киоски. На взломанных бензоколонках откачивали бензин. Как раз обсуждался вопрос силового противодействия со стороны полиции и спецслужб. Токаев сначала пытался предпринимать политику умиротворения, очень многие силовики говорили, что команды стрелять не было. И только после того, как был захвачен аэропорт, разгромлен ряд центральных улиц, а на силовиков напали с огнестрельным оружием, силовым структурам был отдан приказ стрелять.
6 января еще было очень шаткое положение, в ночь с 5 на 6 по городу было много перестрелок, был атакован акимат, это городская администрация. В эту же ночь захватили центральное здание алмаатинского КНБ (Комитета национальной безопасности).

Алма-Ата – двухмиллионный город, еще и недалеко от границы, представьте себе их оружейку. Там поживились всем, вплоть до гранатомётов. Оружие быстро начало растекаться. Хотя оружия было много и до того, как взяли оружейку. Похоже, ее взяли, чтобы потом обосновать, откуда оружие вообще взялось у этих групп.

Были успехи у силовиков, были и провалы. Начались грабежи населения. А 7 января, когда я уезжал, уже положение более-менее стабилизировалось. Появилось много полиции, стычки происходили буквально в двух местах. Дороги также взяли под контроль – везде бронетехника, блокпосты, во время зачистки силовики сработали жестко. По дороге до границы с Киргизстаном нашу машину пять раз останавливали, тщательно досматривали вещи, проверяли документы, несмотря на то что я прошел фильтрацию на предыдущих блокпостах.

– Какие версии нынешних событий обсуждают в Казахстане? И почему эпицентром стала Алма-Ата?

– Есть впечатление, что люди, которые готовились к реализации своих целей таким путем, использовали экономические лозунги для вовлечения в протест людей, которые не помышляли о насилии, а действительно были возмущены резким ростом цены на сжиженный газ. Похоже на попытку прикрыться гражданскими, социально-экономическими аспектами и на то, что за этим стояла долгая, тонкая и профессиональная режиссура. Судя по скорости, с которой в рядах этих групп возникло на руках автоматическое оружие, как скоординировано они действовали, из кого состояли, насколько уверенно применяли оружие, насколько много было постановочных моментов, особенно с расчленением милиционера, которому отрезали голову на глазах у других силовиков для подавления их духа, чтобы показать, что будет с ними.

Люди, с которыми я разговаривал внутри Казахстана, выдвигают несколько версий о подоплеке. Кто-то говорит о том, что это сделали спецслужбы внешних сил, что это игра разведок государств англо-саксонского блока. В этом плане да, Казахстан – удобная мишень, и была бы правильной точкой приложения усилий с точки зрения тех, кто хотел бы помешать экономическому сотрудничеству, допустим, России и Китая, с которыми Казахстан имеет общую границу, соответственно, является идеальной площадкой для реализации инфраструктурных, транспортных проектов. Дестабилизация Казахстана, вырывание из орбиты евразийского сотрудничества, было бы большим достижением для тех, кто не хочет усиления России и Китая. Не исключаю, что на каком-то этапе были консультации, помощь в режиссуре.

Другая версия – о том, что это организовала Россия, чтобы якобы усилить свое влияние. Но это, с моей точки зрения, версия, которая не находит себе подтверждения, потому что влияние России там и так весомое, и позиция элит в большой степени пророссийская.

Еще говорят, что это разборки между крупными группами рейдеров, которые столкнулись с противостоянием власти и поэтому решили ее пошатать, как в нашем случае олигархи когда-то объединялись, чтобы свергать неугодных президентов. Там это – преступные рейдерские группировки.

И самая широко распространенная версия – это то, что в ходе последних событий власть Казахстана в лице Токаева отодвинула многих людей, которые раньше сидели на значимых материальных потоках и представляли клан Назарбаева, пресекла старые схемы, провела ряд отставок. И клан, который сформировался вокруг “бывших”, был очень недоволен и организовал беспорядки, чтобы ухудшить позиции Токаева и, возможно, сместить его. Но оказалось, что Токаев, несмотря на свою интеллигентную внешность (представители старой элиты даже дали ему оскорбительную кличку “Мебель”, они считали его никем), сумел показать твердый системный подход к решению подобных проблем. А оказалось, что это вполне самостоятельный игрок с хорошими геополитическими позициями, потому что именно его инициатива обеспечила прибытие контингента ОДКБ.

– Как в Казахстане относятся к прибытию войск ОДКБ?

– Есть разные позиции, но в большинстве случаев они приветствуют то, что присутствие ОДКБ высвободило огромное количество полицейских и сил специального назначения, которые занимаются зачисткой. Люди очень напуганы, осуждают те формы, которые принял протест. Говорят, что хоть Назарбаев и его клан ухудшали их жизнь, но то, что творилось в Алма-Ате и ряде регионов, их не устраивает. Люди банально боятся за жизнь, за имущество, и потому предпочли бы, чтобы все решалось мирными путями.

https://strana.today/news/370777-situatsija-v-alma-ate-i-kazakhstane-9-janvarja.html