Кристель Нэан: После того, как твои личные данные появились на сайте “Миротворец”, ты обратилась в ООН и ЮНИСЕФ с просьбой удалить личные данные детей с сайта. Каков был результат твоей просьбы? Как ты думаешь, будет ли удовлетворена твоя просьба?

Фаина Савенкова: Когда я записала обращение в ООН с призывом защитить детей Донбасса, я не знала, что мои действия вызовут такую реакцию и националисты Украины, разозлившись, внесут мои данные на сайт Миротворец. Но произошло так как произошло. И всё же я не жалею.

Ну а результаты… Они есть, хоть это и не будет быстро. В Киеве полиция проводит проверку сайта Миротворец. Посмотрим, к чему это приведет, ведь все зависит от того, насколько это нужно взрослым. Ну и, конечно, от людей, данные которых находятся на этом сайте. Недавно мой друг-журналист прислал мне ссылку на видео с одним украинским политологом, который удивлялся, что за всё это время ни один человек не подал на «Миротворец» в суд. Не могу сказать, что раньше я этим интересовалась, но, думаю, это правда. Не знаю, почему так. В любом случае, свое слово я уже сказала.

Кристель Нэан: Фаина Савенкова: Этот случай вызвал множество комментариев, в том числе и от французских читателей, о том, что детей не следует вовлекать в политику, чтобы не подвергать их опасности. Что бы ты хотела сказать в ответ на эти комментарии?

Фаина Савенкова: Тут как всегда двойные стандарты. Вспомните Грету Тумберг. Как восхищено все слушали ее слова, поддерживали ее идеи. Но когда она выступила на заседании ООН, она была не намного старше меня. А как думаете, влияют ли ее выступления на политику государств? Я имею ввиду, на государственные программы по экологии. Ага. Как минимум в угоду публике некоторые решения политиками принимаются. Необходимо ли решать экологические проблемы? Конечно. Только заниматься ими должны экологи, получившие нужное образование и помнящие из школьного курса географии и биологии, что в истории нашей планеты были как периоды глобального похолодания, так и периоды глобального потепления, а исчезновение некоторых видов животных – естественная эволюция, как бы ни было их жалко. И тут появляется девочка из Донбасса, которая говорит, что прилетающие в наши дома снаряды тоже не о жизни и светлом будущем. Только мне говорят не лезть в политику, ведь это опасно. А что, артобстрелы – это не так опасно? Просто фейерверками нас решили порадовать? Наверное, это не понравится очень многим взрослым и даже разочарует их, но я не лезу в политику, я просто хочу жить. Как и другие дети Донбасса. Чем мы хуже ваших детей?

Я начинала писать не с очерков о войне, мои сказки – о достижении мечты, о добре. Но когда живешь там, где стреляют, быстро начинаешь понимать, что война – это не добро. Наверное, в чем-то я понимаю взрослых. Дети не должны заниматься политикой, хоть из-за этого выборы старосты класса и выглядят странно. Мне вообще кажется, что политика и мне, и моим сверстникам попросту не интересна, как и все эти выборы старосты. Но представьте, что вы живете во Франции и какие-нибудь националисты создают сайт, находящийся даже не на территории вашей страны, а где-то за рубежом. И начинают выкладывать в открытый доступ ваши данные, банковские счета, адреса ваших детей и внуков, их фотографии. Как вы будете реагировать? Думаю, подадите в суд. Но у жителей Донбасса нет дорогих адвокатов и возможности защитить свои права. Поэтому я написала в ООН.

Мне по-прежнему не интересна политика. Я просто хочу защитить себя, писать сказки и не думать обо всем этом.

Кристель Нэан: Внимание, которое привлекло это дело, заставило некоторые украинские СМИ попытаться “оправдать” твое присутствие на сайте “Миротворец”. Каковы были их аргументы, и какой комментарий ты хотела бы сделать по поводу представленных “объяснений”?

Фаина Савенкова: Аргументы «веские»: кому-то на «Миротворце» пришло в голову, что я работаю на МИД России и что я – спецоперация России, записав во враги Украины. А значит, можно начать травлю, почему бы и нет? «Враг» же. Некоторые издания попутно приписали мне сочинение антиукраинских стихов, даром, что я стихи писать не умею. Спасибо, что создание «Звезды Смерти» мне пока не приписывают, а то угрозой человечеству уже называли. Больше никаких аргументов не было.

Вот так сначала выставляют твои данные в открытом доступе, потом обвиняют в преступлениях, которые ты не совершал, и всё. Людей уже не волнует правда. Оказывается, ты стал предателем, не имеющим права на защиту. И без разницы, что это твои права нарушили. Думаю, если бы была возможность, то эти люди с удовольствием бы набили мне на руке номер, а к куртке пришили звезду. Для них это не впервые.

И все же на Украине есть много хороших людей, не считающих подобные действия нормой. Ряду журналистов и общественных деятелей досталось от националистов, из-за того, что они отважились поддержать меня.

Кристель Нэан: После публикации твоего романа “Стоящие за твоим плечом”, написанного в соавторстве с Александром Конторовичем, от моих читателей был большой спрос на французскую версию (версия, которая будет опубликована). Когда ты писала эту книгу, ожидала ли ты, что она будет пользоваться таким спросом на международном уровне?

Фаина Савенкова: Этот роман появился как продолжение маленького рассказа для сборника «Живи, Донбасс». Самым сложным было постараться не превратить этот роман в военную историю. Думаю, у нас с Александром Сергеевичем получилось. Несмотря ни на что, это всё еще история о дружбе, о долге и о нашем выборе. И конечно же немного о волшебстве, так необходимм нам сейчас.

Когда эта книга создавалась, никто не думал, что она привлечет к себе такое внимание. Тем более на международном уровне. Когда-то в каком-то европейском интернет-издании прочитала, что последней написанной ребенком книгой о войне был дневник Анны Франк. Может быть, из-за этого людям интересно знать, что чувствует и о чем пишет девочка, живущая на войне. Тем более что мне – одному из авторов – сейчас тоже 13 лет, как было и Анне.

Кристель Нэан: Александр Конторович и ты написали еще один роман, который только что был опубликован, “Мир, которого нет”, не могла бы ты рассказать нам немного об этом новом романе?

Фаина Савенкова: Я не очень хорошо разбираюсь в жанрах и аннотациях к книгам, если честно. Александр Конторович считает, что наш новый роман – это такая себе детская антиутопия о мире часов, в который попадают брат и сестра. Не думала, что буду писать антиутопии, но, видимо, это так. Страна Часов из нового романа действительно немного похожа на наш мир, но для этого есть свои причины. И по мере развития событий читатель и главные герои поймут почему это так, сделав для себя выводы и решив каким они хотят видеть уже наш мир, вполне реальный и вроде бы знакомый.

Кристель Нэан: Год заканчивается, скоро начнется новый, какое желание ты хотела бы загадать на будущий новый год?

Фаина Савенкова: Да, Новый год и Рождество скоро… У нас даже все засыпало снегом, и теперь готовиться к праздникам гораздо веселее. Желаний у меня много, но я обычно загадываю то, что могу выполнить сама. Мне кажется так больше шансов, что они сбудутся, особенно если приложить усилия. А вот мечты пусть останутся секретом между мной и дедом морозом. Иначе они не исполнятся 

Кристель Нэан: Ты выступаешь от имени детей Донбасса скажи Многие находят сходство с Греттой Тумберг .как ты на это смотришь.

Фаина Савенкова: Ну, я не выступаю от лица всех детей Донбасса, это уже придумали СМИ. Я просто хочу, чтобы взрослые помогли и мне, и другим детям Донбасса жить в мире. Это мое личное мнение. А Гретта Тумберг… Не думаю, что у нас много общего. Ее поддерживают политики и общество, у нее богатые родители, а я обычный подросток, который не согласен с тем, что происходит на моей Родине. К тому же мы по-разному смотрим на мир: Гретта требует и угрожает «мы вам не простим», «мы вам отомстим», а я не хочу никому мстить. Я просто призываю к прекращению войны, чтобы люди могли не только плакать, но и радоваться. Мне кажется, злостью и агрессией наш мир спасти не получится, только причинить ему еще больший вред.

Кристель Нэан: Какое у тебя сейчас отношение к Украине и украинцем Нет ли злобы и ненависти как пишут украинские сайты

Фаина Савенкова: Я мало интересуюсь тем, что пишут на Украине. Да и какая может быть ненависть и злоба? Ведь я родилась на Украине, пусть потом мы и пошли разными дорогами. К тому же у меня есть друзья на Украине. У меня нет ненависти, скорее есть жалость. Я уверенна, что многие жители Украины не знают и не понимают, что происходит в Донбассе. У них были надежды на новую жизнь, а получилось то, что получилось. И сейчас им проще именно так. Проще обвинить нас, Россию, всех, кто с ними не согласен, чем признать, что они были не правы и это привело к гражданской войне. Так что только жалость.

Кристель Нэан: Когда ты обратилась к Макрону что ты ждала от этого обращения.

Фаина Савенкова: Надеялась, что Президент Франции ответит. Но видно, у него в дворце был выходной, поэтому на мое письмо ответил кто-то из канцелярии. И все же неожиданно интерес проявили СМИ. Ну да ладно, я поняла, что ошиблась. Что ж, в любом случае Президента Франции и канцелярию поздравляю с Новым годом, спасибо за письмо.

Кристель Нэан: Как ты думаешь французы знают что происходит на Донбассе?

Фаина Савенкова: Думаю, что как бы грустно это ни звучало, многим наша война не интересна. Донбасс – это где-то далеко и почти не существует. Люди задумываются о горе других только тогда, когда к ним самим приходит беда. Да еще и правда заменяется ложью или переворачивается с ног на голову. Так происходит во всем мире. Сейчас протестуют против войны одиночки, люди перестали слушать и слышать друг друга и проще не вмешиваться. Все это грустно.

Кристель Нэан: Что ты думаешь о Франции?

Фаина Савенкова: Я люблю Францию. Да, конечно, я знаю ее только по книгам и фильмам, но думаю, что у вас живут хорошие свободные люди. Для меня Франция – страна великих писателей, музыкантов художников.

Кристель Нэан: Украинский интернет-ресурс «Стоп фейк» сказал, что ты – спецоперация России и тебя используют как орудие пропаганды. Что ты об этом думаешь?

Фаина Савенкова: Я не буду много говорить об этих сайтах. Скажу лишь, что все их утверждения в духе: «Это спецоперация России, потому что Представительство России в ООН помогает». Они даже не постарались найти в своих открытых источниках информацию о том, что еще до обращения в Представительство России, мои рассказы, а иногда и статьи печатались в европейских и американских интернет-ресурсах. Оружие пропаганды? С таким же успехом я могу заявить, что Стоп-фейк использует меня для собственного пиара и пропаганды агрессии по отношению к жителям Донбасса. То, что они говорят обо мне, приводит именно к таким последствиям.

Кристель Нэан: Боишься ли ты смерти?

Фаина Савенкова: Боюсь. Было бы странно не бояться ее. Но стараюсь об этом не думать. Я живу на войне уже 8 год. И никто не знает, когда все закончится. Я боюсь смерти, но многие здесь привыкли к ней. Это и страшно в войне.

Кристель Нэан: Что бы ты хотела сказать Франции.

Фаина Савенкова: Скоро Новый год, а значит впереди новые дороги, новые события и новые мечты. Пусть они будут удачными и приносят только радость и счастье.