Артем Владимиров

Неделю назад издание “Новая Газета”, совместно с Важными историями (признаны иностранным агентом), опубликовала во всех смыслах прекрасное исследование о преступности среди мигрантов, основной мыслью которого является: “россияне совершают в разы больше преступлений чем мигранты”.

Публикация вызвала неоднозначную реакцию в этих ваших интернетах. Многих возмутило внесение независимого издания Readovka в список “кремлевских” СМИ. А само издание Readovka назвало публикацию публичным доносом по 282-й статье.

Но кто как не Новая, которая, согласно расследованию Проекта(признаны нежелательной организацией), финансируется главой Ростеха Чемезовым, может являться для нас нравственным ориентиром в этом вопросе? Ведь именно в ней заместителем главреда трудится достойнейший человек — бывший пресс-секретарь РосМолодежи и координатор либерального клуба партии “Единая Россия” Кирилл Мартынов. Кому как не этому уникальному журналистскому коллективу знать, как часто россияне совершают преступления: крадут, мошенничают и даже убивают, иногда женщин и детей.

Но оставим моральную сторону вопроса и перейдем к сухим цифрам.

Статистика — штука очень податливая. В умелых руках она  может доказать все что угодно. Не получилось доказать, можно манипулировать. И это не помогает? Можно просто солгать. И Новая без зазрения совести делает и то и другое. Итак, следите за руками.

Сколько в России мигрантов?

Итак, на 1 января 2021 года, согласно Росстату, в Российской Федерации проживают 146,2 млн человек. В 2020 году эта цифра равнялась 146,7 млн человек, а в 2019-м146,8 млн.

Сколько же из них мигрантов?

Публикация Новой говорит, что 10-15 млн человек. Точность – вежливость королей: так 10 или 15? Но даже не это главное.

Ссылка на источник этих данных, приводимая Новой, ведёт вникуда.

Мы могли бы поверить Новой на слово, но МВД даёт нам другие данные:

в РФ обычно проживает 9-11 млн мигрантов (включая нелегальных), однако в ковидные 2020-й  и 2021-й их число сократилось до 6 и 7 млн соответственно.

Вот и первый, но самый важный подлог Новой. Он волшебным образом помогает нарративу статьи: ведь чем больше мигрантов, тем меньше преступлений на душу населения.

Ай-яй-яй, Новая, ай-яй-яй! 

Сколько преступлений совершают мигранты?

Новая тактично избегает цифр в своей статье, и понятно почему: 30 тысяч преступлений в год, совершенных мигрантами идут вразрез с заглавной мыслью статьи: “мигранты — законопослушные ребята”.

Однако Новая все же дает ссылку на источник своих данных, открытую базу данных Генеральной Прокуратуры. И, в отличие от предыдущий ссылки, она работает.

Итак, Генпрокуратура сообщает: в 2019 году было выявлено 29 922 преступника-мигранта. В 2020-м29222. В первые девять месяцев 2021-го23 883.

При помощи несложных арифметических вычислений получаем следующее:

в 2019 году было выявлено 2,9 преступника-мигранта на 1000 мигрантов (против 2,16 по данным Новой),

в 2020-м4,87(Новая приводит цифру 1,97, занижая количество в 2,5 раза),

в первые 9 месяцев 2021 года3,41( против 2,25 у Новой)

И снова Новая газета обманывает своих читателей. Кто мог ожидать от неё такого коварства? Точно не я. Чувствую себя маленьким ребёнком, которого толкнули в лестничный пролёт.

Но россияне по-прежнему совершают больше преступлений на 1000 человек, не так ли?

Не совсем так. Если брать средний показатель по стране, то выявляется больше россиян-преступников нежели преступников-мигрантов. И в абсолютных числах и на душу населения. Однако данный показатель столь же эффективен, как показатель средней температуры по больнице.

Даже Новая отмечает, что в местах с повышенной концентрацией мигрантов (Новая называет Москву, Санкт Петербург, Севастополь, а также Смоленскую, Оренбургскую области), уровень преступности среди них превышает уровень преступности среди россиян. Новая тактично скрывает цифры, сообщая лишь, что в Севастополе среди мигрантов выявляют в 4 раза больше преступников, чем среди местных. (На 1000 человек, я надеюсь. Хотя Новая не уточняет).

Еще Новая приводит данные по Москве. Согласно им, в Москве среди мигрантов 2,1 преступник на 1000 человек, в то время как среди россиян их в 1,5 раза меньше1,4. Правда, Новая не уточняет, за какой период она приводит данные. Рискнем предположить, что это период с января  по сентябрь 2021 года.

Согласно данным Генпрокуратуры, за этот период в Москве было выявлено 4945 преступников-иностранцев. Данные МВД говорят нам, что на 2021 год в Москве проживает 800 000 мигрантов. Немного математической магии и получаем, что в Москве на 1000 мигрантов приходится 6,18 преступников. Что почти  в 4,5 раза больше числа выявленных преступников среди россиян (на 1000 человек). И в 3 раза больше, чем заявляет Новая Газета.

Как сообщает эксперт Новой газеты, уровень преступности среди россиян особенно высок в бедных регионах (в богатой Москве, к примеру, уровень преступности почти в 3 раза меньше, чем средний по стране). Что характерно, мигранты почти не приезжают в эти регионы, а следовательно не совершают там преступлений.

Кроме того, крайне высок уровень преступности в некоторых национальных республиках. Например республика Тыва(Тува), более 90% населения которой составляют тувинцы, в 2019 году имела 26,1 преступлений на 1000 человек. (В 5 раз больше среднего по стране)

Более того, Тыва несколько лет лидирует среди регионов России по количеству убийств и изнасилований на душу населения.

(Рекомендуем посмотреть фильм Варламова от этом райском месте.)

https://www.youtube.com/watch?v=6CJrIhsR23I

Заметьте, и я и Новая везде уточняем “выявленных преступников”.

Дело в том, что российским правоохранителям удается установить личность лишь около 40% преступников. А почти 60% так и остаются неизвестными. В том числе их гражданство. Что характерно, правоохранители сообщают, что им тяжелее установить личность преступника-мигранта, нежели россиянина. Выводы из этого вы можете сделать сами.

Новая говорит, что мигранты —не насильники. Опять врет?

Не совсем, скорее манипулирует данными. Хотя в данном абзаце нет ни одной ссылки на статистические данные, так что все может быть.

Новая спорит с высказыванием замначальника управления уголовного розыска ГУМВД Москвы Михаила Трубникова аж из 2016 года.

Трубников заявил: “в Москве 75% изнасилований совершают приезжие”

Как мы выяснили, уровень преступности среди мигрантов в Москве выше, чем среди россиян. Однако, знание этого факта не мешает авторам Новой проецировать общероссийскую статистику на Москву.

Но даже с этими манипуляциями, Новая попадает впросак.

В статистике есть такой процесс — нормализация, приведение выходных данных к единому формату, для удобства восприятия информации. Однако Новая намеренно уходит от формата “преступление на 1000 человек” к процентам.

Но ничего, мы нормализуем данные за нее.

Согласно тексту Новой, за последние 4,5 года в России за преступления против половой неприкосновенности (ППН) осудили 30 тысяч человек. Из них 94% — граждане РФ, а 6% — иностранцы (причем 5%  – из стран СНГ).

Ссылок на источник Новая не даёт, но тут мы сделаем вид, что поверили ей. Потому что так интересней. Переиграем ее на ее же поле.

За последние 4,5 года в России в среднем было 8,6 млн мигрантов, за этот период (по данным Новой) они совершили около 1800 преступлений ППН. Чуть-чуть математики и мы получаем цифру: 0,209 насильников на 1000 мигрантов. За этот же самый период было осуждено 0,204 россиян-насильников на 1000 человек.  Для удобства умножим на 1000, получив 209 и 204 на миллион человек. Получаем, что мигранты совершают больше преступлений ППН на душу населения, что не бьется с заявлением Новой, о том, что мигрант вдвое безопасней россиянина. Неудобная статистика для нарратива Новой, поэтому она и прячет ее за манипуляциями.

Но мы пойдем дальше. Если посчитать, что среднее количество преступников-мигрантов за обозначенный период (на миллион человек согласно статье Новой)2360. А 209 из них совершили преступления ППН.

Получается, каждый 10-й преступник-мигрант — насильник.

Но что такое безопасность женщин, когда нужно обелить образ мигранта. В этом Новая удивительно похожа на своих западных коллег по левому крылу, которые отменили выступление нобелевского лауреата Нади Мурад, побывавшей в сексуальном рабстве у террористов ИГ (запрещенная в РФ организация), дабы не провоцировать исламофобию. Ведь повестка важнее женщин.

Не так ли, феминистки?

Подводя итог проверки, я имею сказать вот что:

Мне искренне непонятны размышления о том, кто совершает больше преступлений. На мой скромный взгляд, единственное допустимое число преступлений среди мигрантов – ноль. Если вы приезжаете в гости в поисках лучшей жизни, будьте любезны уважать закон. Или не приезжайте.

Я сам сейчас вынужденно проживаю в Финляндии и, чтобы приехать сюда из России, нужно сделать визу. Чтобы просто приехать, не говоря о том, чтобы работать тут. Финляндия считается одной из самых левых стран. Однако, чтобы нанять иностранца, работодатель в Финляндии должен обосновать его преимущества перед гражданами страны. Никто не позволит ввезти в Финляндию трудового мигранта потому, что он дешевле. И ответственность за проступки мигранта несет, в том числе, работодатель.

Я считаю, что также должно быть и в России. Трудовые мигранты должны получать трудовую визу. Работодатель должен нести ответственность за людей, которых он ввозит в страну. Только тогда в России не будет тысяч обманутых мигрантов, которые вынуждены идти на преступление, чтобы прокормить себя.

И все будут счастливы.

А Новая Газета, вместе с моим дорогим другом Кириллом Мартыновым, пойманы за руку как дешевки.

С вами был Артем Владимиров.

Подписывайтесь на меня: twitter telegram

Благодарю за помощь Германа, Ольгу и Петра.