Из книги Александра Пыжикова «Корни сталинского большевизма» [1]

 

Массовое наполнение партии пролетарскими элементами из низов определило исход внутрипартийной баталии с троцкистско-зиновьевской оппозицией. «Второго завоевания души рабочего класса» в ее исполнении не произошло: политические и экономические устремления лидеров оппозиции слабо соотносились со взглядами тех, кого они привлекли для укрепления своих позиций. Этот блок состоял преимущественно из интеллигентов нерусской национальности, искренне заряженных неугасимой мечтой о мировой революции. Безусловно, ими было внесено в русскую революцию немало энергии и страсти, «но с таким же успехом они могли участвовать и в революции испанцев или индусов». [2] Их восприятие России, недостаточно развитой в капиталистическом отношении, никогда не было, мягко говоря, возвышенным. Эти марксистские деятели ожидали краха буржуазного мира где-либо в Европе, скорее всего в передовой Германии или во Франции с их сильными революционными традициями. Постепенное расставание с этими надеждами заставило их задуматься о восстановлении страны, где они волею судеб оказались у власти. Европейцы по складу мышления, они не мыслили хозяйственного оздоровления вне связей с западной экономикой и мощного участия иностранного капитала. Поэтому завершение Гражданской войны совпало по времени с оформлением партийно-государственного курса на привлечение зарубежных инвестиций в форме концессий. Конечно, всё это выглядело довольно странно в условиях победившей социалистической революции, при неустанных и громогласных заверениях о неполноценности и исторической обреченности капиталистического строя. Тем не менее, неопределённость путей развития стимулировала контакты со вчерашними противниками, поскольку на созидательный потенциал русского народа никто из лидеров революции всерьёз не рассчитывал.

Причём первым, кто публично и в полный голос заговорил о взаимодействии с Западом, стал Ленин: «концессии – это есть договор с буржуазной державой».[3] Правда, затем при каждом удобном случае он напоминал, что концессии – это «вид борьбы, продолжение классовой борьбы в иной форме, а никоим образом не замена классовой борьбы классовым миром. Способы борьбы покажет практика». [4] Конечно, это разъяснение было нелишним для страны победившего пролетариата, которого не мог не посещать вопрос: зачем с величайшими муками изгоняли капиталистов, если теперь зазывают их обратно? Но здесь важно обратить внимание на одно обстоятельство, нередко упускаемое из виду. Вождь рассчитывал на сотрудничество с иностранным капиталом, с бывшими зарубежными акционерами предприятий, находившихся на территории России. Этим собственникам предполагалось передать на длительный срок ранее принадлежавшие им заводы и фабрики под обязательство запустить производство, привлечь финансирование и новые технологии. Вместе с тем о возможности выдачи концессий на таких условиях бывшим владельцам российских активов речи не велось. Как замечал Л. Д. Каменев, «русские капиталисты сейчас же будут добиваться власти; иностранные капиталисты безопаснее, они будут добиваться только дивидендов». [5] Именно такой экономической тактики придерживалось советское государство. Это хорошо видно по тем наставлениям, которые давал Ленин своим эмиссарам, посылаемым в Европу прощупать готовность предпринимательских кругов к сотрудничеству. Одним из таких посланцев был известный профессор В. Н. Ипатьев, игравший заметную роль в госструктурах царской России во время Первой мировой войны. Он слыл убеждённым сторонником западного капитала в восстановлении экономики, активно использовал термин «реституция». [6] Ипатьев вспоминал, что Ленин чётко ориентировал его на контакты именно с иностранными предпринимателями, которых предлагал заинтересовать прежде всего индустрией Донбасса, ранее находившейся в их руках. [7] Визиты в Лондон, Париж, Брюссель оставили у Ипатьева самые благоприятные впечатления. О русских же капиталистах, оказавшихся в эмиграции, упоминал вскользь: «Они ко мне не идут, а я к ним тоже не пойду!».[8]

Реакция русских промышленников на подобные экономические вылазки была бурно негативной. В этой среде быстро почувствовали, что намечаемые новой властью хозяйственные подвижки абсолютно не рассчитаны на них. Участники созданного недавно в Париже Торгово-промышленного совещания, объединявшего русскую буржуазию, выступили против отдачи России на разграбление иностранцам: им «наша родина нужна только как объект эксплуатации»; нельзя, чтобы чужие люди без нас «заботились» о нашей родине. Они резко осудили заигрывание отдельных лиц с Советами. [9] «Захватчики власти в России выносят распятую ими нашу родину на международное торжище. С беспринципным цинизмом продают они чужую им, обескровленную Россию, лишь бы выгадать ещё час жизни, ещё час власти». [10] Торгово-промышленное совещание постоянно выступало с резолюциями о недопустимости совместной работы с советской властью, т. к. это приведёт лишь к углублению экономического кризиса на Западе и искусственно поддержит диктатуру. [11] Известный П. П. Рябушинский заверял, что иностранцы хотят превратить страну в подобие Ост-Индийской компании. Бывший царский премьер В. Н. Коковцов предрекал: они к нам не прислушаются, зато нас должна услышать Россия. [12]

Разумеется, мнение российской эмиграции партийно-советское руководство в расчёт не принимало. После отхода Ленина от дел и затем после его смерти соратники вождя по Политбюро ЦК постепенно образовали троцкистско-зиновьевскую оппозицию, проявив себя приверженцами иностранного капитала. Они даже не пожелали делить это поле деятельности с наркомом внешней торговли Л. Б. Красиным, которого как специалиста в данной области высоко ценил Ленин. [13] Любимца вождя умело оттёрли на вторые роли: в  ходе реорганизации Наркомата внешней торговли и Наркомата внутренней торговли создали единое ведомство во главе с А. А. Цюрупой, а Красина отправили к нему заместителем, определив местом пребывания Лондон. [14]

Привлечение западной буржуазии в страну Советов страстно пропагандировал Троцкий. Он предлагал и теоретическое обоснование этой идеи. Русский капитализм не развился до того серьёзного уровня, как его характеризует передовая индустрия, созданная преимущественно иностранцами, и отсталое полупатриархальное ремесло. Экономическая инфраструктура, доставшаяся в наследство от царизма, актуализирует взаимодействие, прежде всего, с иностранными предпринимательскими кругами.[15] А русская буржуазия не в состоянии быть полноценным субъектом модернизации. В концессиях Троцкий видел несомненную экономическую выгоду: «мы слишком молоды для использования наших богатств в государственном масштабе». К тому же они – серьёзная гарантия нашей безопасности: «давая концессию на Камчатке американскому капиталу, мы защищаемся от военного вторжения». [16] В апреле 1924 года выступавший в Бакинском совете Троцкий заявил, что техническо-экономический прыжок невозможно осуществить без помощи иностранного капитала; надо лишь сократить его присутствие по сравнению с довоенным уровнем. [17] Будучи в оппозиции, Троцкий продолжал настаивать на расширении иностранных концессий, даже предлагал допустить для работы в СССР зарубежные банки.[18] Тех же мыслей придерживался и Зиновьев. Вот отрывок из одного его выступления: «Ошибается трижды тот…, который думает, что мы от серьёзных сделок с иностранным капиталом отвернёмся только потому, что мы – коммунисты. Мы не отказываемся торговать, давать концессии, мы не отказываемся от известных обязательств. Но мы требуем, чтобы они с нами разговаривали не как с колонией или полуколонией». [19]

На XIII съезде РКП(б) Зиновьев сказал, что концессионные договоры подтягивают работу наших хозяйственных органов. Он призвал лучше работать и привёл в пример успешные концессии, выданные зарубежным фирмам. [20] К. Б. Радек тоже излучал энтузиазм по поводу иностранного капитала. Находясь в Берлине, он назвал курс советского руководства логичным продолжением политики царских министров финансов И. А. Вышнеградского и С. Ю. Витте. [21]

В тоже время, русские промышленники также делали попытки принять участие в промышленном восстановлении страны. Например, бывший министр Временного правительства М. И. Терещенко сделал предложение по сахарным заводам, ранее принадлежавшим его семье.[22] Но подобные инициативы неизменно встречали категорический отказ. И тут же раздавались призывы к французским рантье вкладывать в Россию: мол, её обширные ресурсы послужат гарантией инвестиций. При этом добавлялось, что если бы Колчак или Врангель оказались победителями, то они также были бы вынуждены просить о помощи.[23] Откровенная ставка на западный капитал со стороны членов высшего партийно-советского руководства порождала внутри страны слухи, что большевики собираются превратить нищую Россию в страну с «царящим в ней иностранным капиталом». [24] Такая политика вызывала недовольство в советском обществе, особенно в низших его слоях. Это проявлялось на различных всероссийских форумах, куда съезжались делегаты с мест. На профсоюзных съездах неизменный интерес вызывала тема концессий. Больше всего записок в президиум поступало именно по этому поводу. [25] Причём общий критический настрой участников не вызывал сомнений: «это постыдная уступка западному капитализму, нашему подлому врагу». [26] То же самое происходило на сессиях ВЦИКа. К примеру, в октябре 1924 года рабоче-крестьянские представители буквально атаковали наркома иностранных дел Г. В. Чичерина, когда он докладывал о планах получения займов, с погашением которых произошло бы частичное удовлетворение по царским долгам (выплата царских долгов являлась основным требованием западных кредиторов). [27] Выступавшие ораторы требовали свернуть все приготовления к переговорам: они «знаменуют отступление нашей внешней политики» и должны быть пресечены «твёрдой пролетарской рукой». Пусть восстановление экономики пойдет медленнее, но зато «мы ничего из дорогих завоеваний Октября не отдадим никому» [28]; «ни английскому, ни каким-либо другим правительствам мы не должны ни гроша, наоборот – предъявим им наш самый суровый счёт!».[29] Один уральский рабочий сказал: «Когда рабочие слышат об этих переговорах, то они задаются вопросом: стоит ли вступать в концессию? Не лучше ли восстанавливать своими собственными руками? Что за интерес сдавать такое богатство в концессию, когда мы за эти заводы боролись?». [30] Конечно, подобное восприятие концессионной темы делало невозможной её реализацию. Разумеется, и авторы данного курса не могли снискать популярность в массах, что сыграло не последнюю роль в политическом поражении троцкистско-зиновьевской оппозиции.

[1] Пыжиков А. Корни сталинского большевизма. М., 2015, с. 155 – 161. Об авторе: https://ru.wikipedia.org/wiki/Пыжиков,_Александр_Владимирович

[2] Дмитриевский С. Сталин. – Берлин, 1931. С. 267.

[3] Ленин В. И. Доклад о концессиях на заседании коммунистической фракции ВЦСПС. 11 июня 1921 года // Полн. собр. соч. Т. 43. С. 179.

[4] Ленин В. И. О продовольственном налоге // Там же. С. 224.

[5] В. А. Маклаков – В. В. Шульгину. 5 апреля 1921 года // Спор о России. B. А. Маклаков – В. В. Шульгин. Переписка. 1919–1939 годы / Публ. вступит. ст. и примем. О. В. Будницкого. – М., 2012. С. 66.

[6] Ипатьев В. Н. Жизнь одного химика. Воспоминания. Т. 2. – Нью-Йорк, 1945.C. 176 – 177.

[7] Там же. .C. 183.

[8] Промышленность и наука в России (беседа с профессором Ипатьевым) // Последние новости. 1922. 12 февраля.

[9] Торгово-промышленное совещание // Последние новости. 1922. 03 января.

[10] Торгово-промышленное совещание // Последние новости. 1922. 04 января.

[11] Декларация русских промышленников // Последние новости. 1922. 21 марта.

[12] Там же.

[13] Ленин В. И. Доклад о концессиях на заседании коммунистической фракции ВЦСПС. 11 июня 1921 года // Полн. собр. соч. Т. 43. С. 168.

[14] Хромов С. С. Леонид Красин. Неизвестные страницы биографии. 1870–1926. – М., 2002. С. 108 – 109.

[15] Троцкий Л. Д. Об особенностях исторического развития России // Правда.1922. 02 июля.

[16] Речь Троцкого на Всероссийском совещании губженотделами // Правда.1920. 08 декабря.

[17] Троцкий в Бакинском совете // Правда. 1924. 06 апреля.

[18] Троцкий за уступки капиталу // Возрождение. 1926. 12 февраля.

[19] Доклад Зиновьева на заседании Ленинградского совета рабочих и крестьянских депутатов. 8 апреля 1924 года // Правда. 1924. 15 апреля.

[20] Выступление Г. Е. Зиновьева // XIII съезд РКП(б). Стенографический отчёт. 23 – 31 мая 1924 года. – М., 1924. С. 72.

[21] Большевики и буржуазия // Последние новости. 1922. 16 марта.

[22] Бутовский В. Иностранные концессии в народное хозяйство СССР. – М., – Л., 1928. С. 35 – 36.

[23] Перед конференцией в Генуе // Последние новости. 1922. 10 февраля.

[24] Соломон Г. А. Среди красных вождей. – Париж, 1930. С. 15.

[25] Выступление С. А. Лозовского // IV Всероссийский съезд профессиональных союзов. Стенографический отчет. 17 – 25 мая 1921 года. – М., 1921. С. 61.

[26] Напр.: Выступление Певцаева // Там же. С. 60 – 61.

[27] Выступление Г. В. Чичерина // СССР. ЦИК 2-го созыва. 2 сессия. Стенографический отчёт. Заседание от 18 октября 1924 года. – М., 1924. С. 69 – 72.

[28] Там же. С. 79.

[29] Выступление Фомина // Там же. С. 80 – 81.

[30] Выступление Бархатова // Там же. С. 107.