Быть русским в России — непрестижно и невыгодно

“Пусть кровь смоет русскую грязь”

4 ноября Россия в очередной раз отметила “день народного единства”. Официальная пропаганда преподносит Российскую Федерацию как “страну 666 народов”, где царят дружба, взаимное понимание и согласие, которое, по словам одного из второстепенных героев романа “Двенадцать стульев”, есть “продукт при полном непротивлении сторон”. В советские времена “дружба народов” привела к самороспуску СССР и, по факту, к распаду исторической России, от которой отделились её окраины. В результате этих процессов русские негаданно-нежданно для многих стали “разделённым народом”, причём одним из крупнейших в мире: за границами возникшей на основе РСФСР Российской Федерации оказалось около 25 млн человек.

Положение их в разных республиках бывшего Союза было различным, постоянно менялось и продолжает меняется. Однако не внушающим опасений оно (если не считать одного-единственного исключения — Белоруссии), не было нигде и в дальнейшем уже вряд ли будет.

Русских, равно как и русский язык, ущемляли и притесняли в странах Прибалтики — в Латвии и в Эстонии, в Молдове, в Закавказье, в Средней Азии, в Казахстане, а со времён президентства Ющенко — и на Украине.

В Таджикистане доходило до погромов и прямой резни русских и русскоязычных граждан, причём нередко гибель этих несчастных сопровождалась не только глумлением над жертвами, но и пытками, а также другими проявлениями жестокости и садизма. Любопытно и показательно, что идеолог этнических чисток в этой стране, народный поэт Таджикистана и член Союза писателей СССР Гулрухсор Сафиева, которая в своё время кричала о “поруганной северными варварами … темноглазой Родине” и требовала, чтобы “кровь смыла русскую грязь”, как и многие другие таджикские беженцы, перебралась из горячо любимой отчизны — почему-то в Россию. Из Таджикистана её вывезли российские военные, чем, безусловно, спасли ей жизнь. Нашлась Сафиевой и чудесная квартира в столице “северных варваров” — Москве.

Кровавые эксцессы случались в Узбекистане, в Азербайджане и в других “новых независимых” государствах. Справедливости ради, необходимо отметить, что и на территории собственно Российской Федерации русские тоже подвергались преследованиям и даже настоящим этническим чисткам, сопровождавшимся жертвами. Так, русские в массе своей покинули Чеченскую республику — те, из них, что остались живы. Вытеснение русских и нападения на них с конца 1980-х характерны и для Тувы.

Увы, как российские силовые структуры, так и российская дипломатия во всех этих случаях как в основном де-факто бездействовали, так и бездействуют до сих пор.

Самый озабоченный МИД в мире

Гражданин РФ Евгений Мефёдов 5 лет провёл в украинской тюрьме в Одессе. В этом гостеприимном многонациональном городе есть российское консульство, но никакой помощи Мефёдову его сотрудники не оказали. У них находились дела поважнее: чествование Тараса Шевченко, участие в праздниках, посвящённых его поэзии и других “национально-украинских” событиях, например в “днях вышиванки” и так далее. Когда же Мефёдов вышел-таки на свободу, в одесском консульстве с него… потребовали плату за оформление документов; а когда по этому поводу поднялась волна возмущения, Мария Захарова, “лицо” российского МИДа, рьяно заступилась за своих коллег-“тружеников” на Украине.

Казалось бы, в своём нынешнем демографическом состоянии Российская Федерация заинтересована в том, чтобы принимать из-за рубежа массы мигрантов, знающих государственный — русский! — язык, не отличающихся по культуре от большинства населения, имеющих высокий уровень образования, являющихся представителями мало того, что коренного, но и государствообразующего народа России. Заодно такая миграция излечивает расколотость, воссоединяет разделённый народ. Но и с этим, к сожалению, всё обстоит совсем не так, как хотелось бы. Да, за прошедшие со времён распада Союза 30 лет многие миллионы русских покинули бывшие республики СССР, переселились на территорию Российской Федерации и/или получили её гражданство. Но сколько мытарств при этом они прошли, сколько времени, сил, здоровья, нервов и денег потратили! В последнее время ситуация в этой сфере, несомненно, хотя и медленно, улучшается. Формально облегчилось и упростилось предоставление гражданства РФ жителям непризнанных республик Донбасса.

Число жителей ДНР и ЛНР, пожелавших получить в упрощенном порядке гражданство России, до конца 2021 года может вырасти почти вдвое — до одного миллиона человек. Это, конечно же, замечательно, но чем остальные русские, живущие на территории открыто враждебной нашей стране с весны 2014-го года русофобской Украины хуже русских, живущих в ЛДНР? Необходимо отметить, что множество представителей коренных народов Закавказья и Средней Азии, которые практически не владеют русским языком, за счёт коррупции и поддержки землячеств, получает гражданство РФ гораздо проще, чем русские и русскоязычные уроженцы новых независимых стран на территории бывшего СССР.

Так, нашими согражданами стали организаторы и исполнители теракта в метро Петербурга 3 апреля 2017 года, унёсшего 15 человеческих жизней — уроженцы Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Российское гражданство получили также супруги Мелконян и их родственник, которые из-за якобы “оскорбления” в родительском чате (а на деле — из-за слабого понимания русского языка) организовали расправу над русским жителем Волгограда, приведшую к его смерти.

Можно вспомнить и “кровавую няню” Бобокулову из Узбекистана, которая, имея тяжёлое психическое заболевание, совершенно беспрепятственно приехала со своей исторической родины в РФ, где убила и обезглавила больную русскую девочку, подожгла квартиру, после чего, в одеяниях исламистки-“шахидки” возле входа в метро потрясала отрезанной детской головой и проповедовала “джихад”. В это трудно поверить, но согласно порталу “Царьград”, весной 2021 г. Бобокулова вышла на свободу после пяти лет пребывания в психиатрической клинике и теперь снова может безнаказанно убивать.

Нужны ли нам в Российской Федерации такие новые сограждане и “соседи”? Ответ абсолютно очевиден: нет, не нужны.

Приходится констатировать, что политики защиты русских, равно как и русского языка, Российская Федерация практически не проводит. Таковой, несмотря на многие квази-популистские заявления властей РФ, просто нет в её арсенале. Есть только отдельные, довольно фрагментарные элементы, которые не складываются в цельную, выверенную, логичную и последовательную линию. Главное “оружие” российского МИДа в большинстве случаев — это “выражение озабоченности”, нередко — “глубокой”. Похоже, что МИД РФ — самый “озабоченный” МИД в мире.

Это страшное слово “русский”

В последнее время всё более тревожные новости поступают из Центральной Азии. В Киргизии издеваются над русским мальчиком, бьют продавщицу, говорящую с покупателями по-русски, а не по-киргизски, а в Казахстане действуют так называемые “языковые патрули”, преследующие русскую речь и требующие от своих русских сограждан покаяний и извинений.

В этой связи выглядит ещё более тревожной ошеломительно быстрая победа в Афганистане, южном подбрюшье Центральной Азии, исламистского движения “Талибан”. Она сулит РФ новый всплеск миграции из этого региона и в очередной раз взывает к введению государственных мер контроля в отношении такого рода потоков.

Миграция чуждых по менталитету и культурным особенностям “гостей” во внутренние регионы России и процессы, происходящие в странах Средней Азии и Закавказья, а также, увы и ах, в Казахстане, несут совершенно недвусмысленную угрозу национальной безопасности и территориальной целостности нашей страны.

Угроза эта прежде всего связана с исламизмом и пантюркизмом. В РФ имеются и процветают влиятельные диаспоры из бывших республик СССР. Они так или иначе связаны с Турцией и с разного рода исламистскими силами, и во многих отношениях работают на их интересы. Нет сомнений, что эти диаспоры выступают в качестве серьёзной угрозы национальным интересам России и её государственной безопасности. Это стало особенно очевидно в контексте прошлогоднего обострения вооружённого конфликта в Нагорном Карабахе.

И если во всех бывших республиках СССР идут процессы строительства национальных государств, завязанные на титульные, государствообразующие народы, то в России этот государствообразующий народ даже по имени называть стесняются — в поправки к Конституции слово “русский”, как известно, не попало.

“Джамаат Аминовка” и кишлак Прокшино

К чему такого рода политика приводит на практике, можно увидеть на примере того же самого Казахстана. В 1989 году казахов в его населении числилось 6 млн 534 тыс. 616 человек, русских — 6 млн 227 тыс. 549 чел. — при том, что в 1979 г. русских было на 702 тысячи, а в 1970-м — почти на 1 млн 300 тыс. больше, чем казахов. По оценке на 1 января 2021 г. казахов в Казахстане было 13 млн 29 тыс. 227 чел., а русских — 3 млн 478 тыс. 287 чел. То есть за последние примерно 32 года казахов в этой республике стало практически в 2 раза больше, а русских — почти в 2 раза меньше. Казахстанские власти собирают казахов со всего мира, и приезжают туда прежде всего казахи из Китая, стран Средней Азии, Монголии, России, Ирана, Афганистана, Пакистана. Но наблюдается также и встречный поток миграции казахов из Казахстана в приграничные российские области.

При этом российскому руководству нужно иметь в виду: у русских своего национального государства нет, быть русским непрестижно, невыгодно — ни в России, ни где-либо ещё в бывшем СССР. А вот у казахов национальное государство есть, быть казахом в Казахстане и выгодно, и престижно. Со временем это может привести к тому, что прилегающие к Казахстану районы России, в которых имеется значительное казахское население — около 650 тыс. человек согласно переписи 2010 г. — захотят присоединиться к своему национально-государственному очагу, и правительство этой страны данному процессу с помощью “друзей и партнёров” РФ всенепременно поможет.

Так работает система и механизм национального государства — против России и в пользу бывших республик СССР.

А последние новости говорят о “продолжении банкета”: в Подмосковье возникают “территории шариата”, они же “халяльные поселки”, самым известным из которых стал “джамаат Аминовка”. Нечто подобное уже было в Чечне, Ингушетии, Средней Азии, где всё тоже начиналось с воцарения разнообразных джамаатов, устанавливавших свои порядки, а закончилось изгнанием из своих домов, со своей земли сотен тысяч русских. В Новой Москве, где находятся миграционные центры, местные жители пишут гневные письма своим муниципальным депутатам. Их оскорбляет, что населённый пункт с трёхсотлетней историей, откуда уходили на войну их отцы и деды, на указателях обозначен как “кишлак” (речь идёт об указателях на таджикском и киргизском языках, где так именуется русская деревня Прокшино). Но ещё больше тревожит жителей Новой Москвы резко обострившаяся криминогенная обстановка в переполненных мигрантами районах — жители поселения Сосенское, например, вынуждены были организовать группы самообороны, чтобы встречать возвращающихся с работы русских женщин. На этом фоне издевательством выглядят новости об организации чартерных поездов для ввоза трудовых мигрантов из Средней Азии. Как заявил замминистра строительства и ЖКХ Никита Стасишин, их планируют запустить до конца года. Азиатизация, исламизация и неосоветизация России идут семимильными шагами и рука об руку.

Станислав Хатунцев

fitzroymag.com