Северный Поток – 2 фактически достроен. Что же будет с теми странами, которые долгое время шантажировали Россию, пользуясь тем, что транзит российского газа осуществляется по их территории? Накануне встречи президентов США и России корреспондент Светлана Пикта взяла интервью у известного польского журналиста Мачея Вишнёвского.

Светлана Пикта: Мачей, буквально через две недели в Женеве состоится встреча Путина и Байдена. В администрации президента к прогнозам относятся очень осторожно, так, Лавров призвал не предъявлять к этой встрече завышенных ожиданий. Однако ряд экспертов утверждает, что судьба Северного Потока 2 во многом будет зависеть от этой встречи. Строительство его фактически завершено, а госсекретарь Энтони Блинкен заявил , что санкции против Северного Потока 2 «приостановлены». Что означает для Польши, Прибалтики, Украины, Молдавии введение в эксплуатацию этого проекта?

Мачей Вишневски: Это слишком широкий вопрос, чтобы можно было коротко ответить. Первое, что приходит в голову это, выражаясь спортивным языком, что США «проиграли матч». Стремлению приостановить Северный Поток -2 была посвящена вся каденция господина Трампа, он этого не скрывал, что, между прочим хорошо, потому что в политике всё должно быть прозрачно и ясно. Так что он говорил, что нужно приостановить этот проект, чтобы освободить место в Европе для американского газа. Ну проиграли, так проиграли, это не так страшно. Международная политика заключается в том, что это череда поражений и побед, и Америка от этого не умрёт. Но всё же хорошо, что ей кто-то показал, что Америка не всемогуща.

Что это обозначает для Польше и для Прибалтики и Украины (и вообще для стран, которые участвуют в проекте «Троеморье») и, конечно, прежде всего для Польше, у которой были амбиции вести главную роль в этом проекте, это сильный удар. В том смысле, что там один из проектов в этом проекте «Троеморье» был газовый трубопровод с Севера на Юг, который должен был начинаться из польского порта Швиноуйще, на перестройку его выделили огромные суммы денег, чтобы принимать американский сжиженый газ. И все там рассчитывали на , что это просто покажет России, что не только они могут доминировать в этой области в Европе. Но, оказывается, ничего не выйдет. И для Польши это будет сильный удар. Будет также сильный удар амбициозный. Я недавно писал это на портале Страйк, что есть уже информация о том, что США не будет больше придерживаться санкций против Северного Потока 2 и это господин Байден очень ясно и тщательно объяснил, что не хочет ссориться с Германией. Это показало Польше, какая роль у маленьких и средних государств в Европе, таких как Польша, когда придут действительно большие и серьёзные игроки, как Россия, Германия и США. Когда приходят большие люди, серьёзные государства договариваются между собой, тогда маленьким там нечего делать. Никто нас и не спрашивал, и не интересовался, сколько это стоит, какое наше мнение, нет. Германия, США, Россия, – они, если хотят договориться – они договорятся. Польша или Литва могут подпрыгивать и говорить, что Россия, а тем более США поступили с Польшей некрасиво, потому что США обещали одно, а делают совсем другое, однако в истории это не в первый раз. Надо учиться. Большие державы часто нам говорили одно, но слово не сдержали. Это удар по амбициям, по некоторым проектам, и это, в принципе, немного новый расклад сил в Европе. Правильно г-н Лавров говорит, что не надо иметь больших ожиданий от этой встречи П и Б. Ю, во-первыхъ потому что это первая встреча. Хорошо, что она состояиться, когда такая напряжённая атмосфера. Но джентельмены должны познакомиться, поговорить, определить свои позиции, ну и тогда может всё немного успокоиться.

С. П.: Мачей, Вы упомянули проект Троеморье. Расскажите нашим читателям, какие страны туда входят и для каких целей он создавался.

М.В.: В «Троеморье» сейчас находится 12 государств и что интересно, кроме Австрии это все постсоциалистические страны и раньше их всех определяла очень сильная русофобия, это важно. Сейчас это немножко не так, но большинство из них всё равно сильно настроена антирусски, это, понятно. Прибалтика, Польша, Украина, Хорватия, может быть за исключением Венгрии и Австрии, но большинство стран не скрывало своих русофобского настроя, а Польша не скрывала своих амбиций, чтобы играть в этом проекте одну из ведущих ролей. Самые главные декларация была в том, чтобы это объединение дало толчок к экономическому развитию Восточной Европы, что, кстати, очень неплохо, хорошая идея, потому что Восточная Европа немного отсталая по сравнению с Западной Европой, если бы не этот политический подтекст, который создаёт Польша и Украина, что это объединение даёт отпор якобы имперским стремлениям России. И Северный Поток этому мешал, поэтому против него выступало так много стран. Что будет сейчас – этого мы не знаем. Этот проект, конечно, будет подвергаться изменениям в зависимости от результатов переговоров США и России. От этого зависит как будет изменяться Евросоюз, а он сейчас, мне кажется, на пороге серьёзных изменений, потому что некоторые из стран Западной Европы понимают, что делать дальше нажим на Евроатлантическое направление , союз с США, это Европе невыгодно. Надо немного менять своё политическое, а значит и экономическое направление. А раз так, с Россией рано или поздно придётся договариваться. Как это будет выглядеть. Будет ли вообще – не знаю. Много зависит от отношений России и США.

С.П.: В польско-российских отношениях были разные периоды, как Вы считаете, после фиаско Польши с Северным Потоком -2 есть шанс на сколько-нибудь конструктивный диалог Польши и России?

М.В.: Шансов таких я не вижу при нынешней политической ситуации. Вне зависимости от того, кто будет править – или «Право и Справедливость» Качинского или господин Туск или кто-то после него с его гражданской платформы. Или это будет социал-демократия с либеральными ценностями – по отношению к Росси ничего не изменится. Я об этом говорил миллион раз, но никто ко мне не прислушивается, и не только я об этом говорил. Надо делать ставку на то, чтобы обычные люди могли бы беспрепятственно между собой контактировать. Увы сейчас, когда пандемия, это очень трудно. Но надо как можно скорее открывать границы, надо вести народную дипломатию, надо контактировать людям, общественным, неправительственным организациям. Надо способствовать контакту людей, которые относятся к России хорошо, надо сделать всё, чтобы могли контактировать студенты, молодые люди, школьники, это ставка на будущее. Я понимаю, что за такими лозунгами стоят люди, которые смотрят в кошелёк и говорят: «Что нам за это будет». Сейчас нам ничего не будет, но будет в будущем. Стоит это делать. Не делать этого – хуже преступления: это глупость.

Светлана Пикта