Каждый раз, когда меня просят рассказать о жизни под украинскими обстрелами, я теряюсь. Не потому, что ребенок и не потому, что об этом нечего рассказать, нет. Я просто не знаю, что от меня хотят услышать. Сухие и безразличные сводки о жертвах и разрушениях? Конечно, нет. Для этого есть новости. Личные ощущения и переживания? А вот с этим сложнее. Какая она – жизнь на войне? Наверное, обычная, если ты почти не помнишь жизни мирной.

Многие могут ужаснуться из-за осознания того, что в двадцать первом веке в географическом центре Европы есть ребята, которые не помнят летящие высоко в небе самолеты, прогулки по вечернему городу вместе с родителями или еще какую-нибудь милую ерунду, на которую не обращают внимания другие дети. В нашу жизнь вносят свои корректировки бесполётная зона и комендантский час. И когда читаешь о беспорядках в некоторых городах Европы из-за введения комендантского часа в связи с коронавирусом, это вызывает недоумение: а что не так? Всего лишь комендантский час, ничего страшного же не произошло, зачем так беспокоиться? Причина такого спокойствия на самом деле очень проста: всё познается в сравнении, а нам сравнивать нечего. Мы – поколение, не помнящее мирной жизни. Мы – поколение, живущее по строгим правилам, несоблюдение которых может привести к смерти. Мы научились определять на слух направление полета снарядов, чтобы знать, когда стоит беспокоиться, а когда можно продолжать идти по своим делам. Мы научились не пропускать мимо ушей лекции МЧС о правилах поведения во время обстрелов, в случае обнаружения подозрительных предметов или прочие рекомендации в различных ситуациях. И все равно никто не может дать гарантии, что тебя случайно не заденет осколком из-за того, что тебе просто не повезло. Странно? Страшно? Обыденность, с небольшой долей различий в зависимости от интенсивности обстрелов территории.

Что такое жизнь под украинскими обстрелами? Это когда вечером 1 июня, в День защиты детей, у мемориалов погибшим детям Донбасса в небо взмывают сотни бумажных фонарей, чтобы осветить путь ангелам. Ведь малышам, запускающим фонарики, сложно объяснить, почему у этих ангелов отняли их короткую жизнь, лишив возможности повзрослеть и увидеть мир на нашей Родине. Теперь они могут только наблюдать с небес и плакать вместе со взрослыми, утешая их.

Так получилось, что почти вся моя жизнь и воспоминания связаны с войной, из-за чего у меня нет сожалений и печали о прошлом. Я живу настоящим и изредка думаю о будущем, в котором есть место наивной и глупой мечте, вызывающей улыбку. Вполне реальная, согревающая и почти осязаемая она позволяет не отчаиваться даже в самые тяжелые времена. Я хочу, чтобы в небе Донбасса летали пассажирские самолеты, а не бумажные фонарики. Любая мечта должна превращаться в реальность. Так должно быть и я верю, что так будет.

Фаина Савенкова