17 октября 1918 года парламент Венгрии расторг унию с Австрией и провозгласил независимость. Это великое событие… не отмечается никак. Потому что для венгров распад Австро-Венгрии в общем и целом – это трагедия, а Трианон (мирный договор, аналогичный Версалю) – её символ.

В Австро-Венгрии мадьяры составляли 19% населения (учитывая весьма большой процент мадьяризированных представителей иных народов), их было очень много в элите государства. Именно поэтому в Первой мировой немцы и венгры так верно служили империи, в отличие от чехов. Оба народа воспринимали Австро-Венгрию как свою страну.

К чему это я? Дело в том, что для белорусов (а для малороссов-украинцев тем более) весьма органично восприятие в качестве своих Российской империи и СССР. Строить национальную идею на противопоставлении им, на “барацьбе за незалежнасьць” (которой у белорусов по факту не было) – это кастрировать себя же, собственную историю, попросту врать себе. Мы не венгры, у нас ситуация гораздо круче. По пунктам.

1. В Российской империи белорусы, наряду с великороссами и малороссами-украинцами, считались частью единого русского народа – официально господствующего в стране. “Держиморды-угнетатели”, “великодержавная нация” – это мы, белорусы. Кроме того, русский царь официально был великим князем литовским, князем белостокским, Государем и Великим князем полоцким, витебским, мстиславским.

В советское время белорусы представляли республику, которая учредила СССР в 1922 году (наряду с РСФСР, УССР и ЗСФСР) и упразднила его в 1991-м (пусть и в лице своих худших представителей вместе с такими же балбесами из РСФСР и УССР). Мы юридически основатели, главные акционеры и ликвидаторы данного предприятия, как ни крути.

2. Белорусы были неисчерпаемым источником пополнения имперской и советской элиты – правящей, военной, научной, спортивной. Их представительство было совершенно непропорциональным, если сравнивать с численностью “евразийских братушек” в общем населении и высоких кабинетах/на пьедестале славы (сравните, сколько было генералов-белорусов, а сколько генералов-среднеазиатов). Белорусы всегда воспринимались как лояльный элемент, которому можно доверить всё, что угодно (на минуточку: белорус Ивашутин более 24 лет возглавлял ГРУ, белорус Дроздов 12 лет стоял у руля советской нелегальной внешней разведки, примеров могу привести массу).

3. Белорусы являлись архилояльными и в Российской империи, и в Советском Союзе (малороссы-украинцы в целом тоже, за исключением специфического кейса Западной Украины, но для имперского и раннесоветского периода он неактуален). Они практически не участвовали в революционном движении и движении диссидентов, а про героизм в годы Великой Отечественной войны, когда громадное большинство белорусов пошли в партизаны или Красную Армию, говорить излишне.

В 1917 году белорусы:

а) не свергали царя (просто двигались в русле общероссийской, или даже петроградской, повестки),

б) поддержали на выборах в Учредительное собрание общероссийские партии (будущие “дзеячы БНР” получили аж 0,3% и то лишь в двух губерниях).

В 1991 году белорусы проголосовали за сохранение СССР на референдуме 17 марта 83% голосов (гораздо больше, чем в Москве, Ленинграде или на Урале), а до этого выбрали по сути коммунистический парламент, предоставив антикоммунистам-БНФовцам 7% депутатских мест.

Короче говоря, давно пора застолбить в своём сознании: Российская империя и Советский Союз – это формы белорусской государственности. Можно хыхы, можно хаха, но факт остаётся фактом. Белорусы являлись мажоритарными акционерами двух величайших государств – Российской империи и СССР. И этим можно гордиться. Мы не лилипуты, не “бульбаши” и не “ааа!!! не считайте нас колхозниками!! мы тоже эўрапейцы!! у нас есть пару польских замков!!”

Юрий Котович