Караник и Караев не входят в число приближенных людей Лукашенко, и передавать власть он им не собирается – о том, почему были названы эти имена, в интервью корреспонденту «Телескопа» Эдуарду Шаповалову рассказал председатель белорусского движения «Гражданское согласие» Артем Агафонов.

– Как вы относитесь к заявлению Лукашенко о двух возможных кандидатах в президенты Беларуси? Случайное ли это заявление или он таким образом начинает готовить казахстанский сценарий передачи власти? Кто из двух названных кандидатов, по вашему мнению, был бы лучшим вариантом для Беларуси? Что вообще все это может означать?

– Президент пошутил. Юмор, конечно, специфический, но уж какой есть. Более непопулярных людей, чем Караник и Караев, в Беларуси нужно еще поискать. Победа любого из них на сколько-нибудь прозрачных выборах исключена, а победа на выборах а-ля 9 августа может вызвать и повторение протестов а-ля 9-11 августа. Такие же протесты может вызвать финт с изменением Конституции, при котором президента будет избирать парламент или «Всебелорусское» собрание. И Караник и Караев не входят в ближайшее окружение Лукашенко, в число людей, которым он мог бы доверять настолько, чтобы передать власть. Да и не хочет он эту власть передавать, сам же сказал – «любимую не отдают». Всерьез рассматривать, кто из этих двоих мог бы стать лучшим президентом, бессмысленно. Своей фразой Лукашенко лишь хотел сказать, что у него хорошо с кадрами, не более.

– Согласны ли вы с мнением, что 25 марта властям Беларуси не стоит провоцировать людей насилием? Мол, этот день всегда праздновался определенными силами в стране, а излишнее насилие лишь увеличит их поддержку. Понимают ли это власти страны? И, если они все же возьмутся за кнут, о чем это будет свидетельствовать?

– Разумеется, излишнее насилие снижает и будет снижать уровень поддержки власти, но у меня создается впечатление, что после осени прошлого года власть вообще не беспокоит уровень народной поддержки. Относительно мягкий белорусский авторитаризм превратился после протестов в жесткую диктатуру, опирающуюся на страх и демонстративное насилие. Лукашенко прекрасно понимает, что, несмотря на агрессивную госпропаганду и внутренние дрязги оппозиции, протестный потенциал никуда не делся и сдерживается лишь страхом. Но этим же страхом протестный потенциал и подпитывается. Если разрешить митинги 25 марта, на улицы снова выйдут сотни тысяч, а этого власть позволить не может. Поэтому за кнут власть возьмется. Переборщив с насилием в прошлом году, она теперь вынуждена либо продолжать репрессии, либо идти на переговоры. Как известно, на переговоры идти Лукашенко не собирается.

– Что стоит ожидать от назначения нового посла РФ в Беларуси? Простая ли это перестановка кадров в связи с назначением Мезенцева на пост госсекретаря Союзного Государства или, как надеются некоторые эксперты, стоит ожидать ведения более жесткой политики в отношении Лукашенко со стороны России?

– Сейчас в Беларуси время играет против России. Лукашенко непопулярен, его поддержка сказывается на авторитете самой России в белорусском обществе. Бабич был слишком жестким и конфликтным, Мезенцев – слишком мягким и избегал возражать Лукашенко даже тогда, когда тот проводил откровенно антироссийскую политику. Сейчас нужно найти «золотую середину». К тому же российский посол должен быть в первую очередь российским, то есть проводить политику и продвигать интересы того государства, которое представляет, проявляя при этом принципиальность и, при необходимости, жесткость. А не встраиваться в белорусский истеблишмент и лоббировать интересы Лукашенко в Москве, как это делал тот же Суриков.

В белорусско-российских отношениях сейчас много нерешенных и застарелых проблем, поэтому преемником Мезенцева должен стать человек, который будет целенаправленно разгребать завалы в двусторонних отношениях, способствовать реальной, а не имитационной интеграции, устанавливать отношения с независимыми политиками и гражданским обществом, формировать в белорусском обществе деятельный слой ориентированных на Россию активных граждан, а не только пригревать «батькиных русофилов».