Часто у сьвядомых “гісторыкаў”, “філёзафаў” и “культуролягаў” встречаются пассажи на тему того, как же бедненький белорусский народ всегда делила религия. Дескать, ещё в начале XX века крестьянин, если был православным, называл себя “русским”, а если был католиком, то называл себя “поляком”. А “белорусом” почти никто себя не считал.

На самом деле, так оно и было, только вот свядомая трактовка этого факта не имеет ничего общего с реальностью. Белорус-католик подвергался полонизации и объективно выпадал из лона нашего народа (как серб-католик или серб-мусульманин из лона сербского народа). Белорус-православный называл себя русским (“русином”, “русью”, “руским”, “руським” и т.д.), но он так называл себя ВСЕГДА, ещё со времён Древней Руси. “Русский” всегда равнялось “белорусу”. В древнерусских летописях, в летописях литовского периода, в трудах польских историков, этнографов, хронистов, в творчестве местных польских писателей белорусы всегда носили русское имя (для тех, кто начитался литвинской бредятины, рекомендуем пройти курс лечения). Как ещё мог называть себя белорус, не подвергшийся полонизации и окатоличиванию? Белорусом? Так распространение этнонима “белорус” произошло лишь в 1920-х годах и то с большими усилиями, которые приложила советская власть. До этого же слово “белорус” было в большей степени книжным, научным, о чём писал тот же академик Е.Ф. Карский.

Когда белорусская самоидентификация стала повсеместно распространенной, столпом белорусской идентичности на западе оставалось именно православие, а не католицизм. Православные стали называть себя белорусами, а католики продолжили считать себя поляками. “Праваслаўныя папы гавораць беларусу, што ён беларус, а ксяндзы, што ён паляк… эх… ой, пагадзіце, я не то хацеў сказаць, як гэта папы гавораць, што беларус – беларус?! Яны ж агенты царскай Расеі і Пуціна!” [далее следует разрыв змагарского шаблона]

Возьмём социологические данные польского исследователя Анджея Садовского по восточному Подляшью. Среди тех, кто определяет свою национальность, как “белорус” (157 человек), православных – 98,72% (155), католиков – 0,63% (1). Как говорится, feel the difference.

Источник таблицы: Sadowski А. Identyfikacja narodowa na pograniczu polsko-białoruskim. Studia Etnologiczne i Antropologiczne 1. S. 119. 1997. URL: http://bazhum.muzhp.pl/media/files/Studia_Etnologiczne_i_Antropologiczne/Studia_Etnologiczne_i_Antropologiczne-r1997-t1/Studia_Etnologiczne_i_Antropologiczne-r1997-t1-s115-127/Studia_Etnologiczne_i_Antropologiczne-r1997-t1-s115-127.pdf

Белорусская самоидентификация множества католиков в Беларуси – заслуга Советской власти и её национальной политики, антипольской и атеистической. Католикам в школах вбивали мысль о том, что они белорусы, живут в БССР, их язык – белорусский. Где-то удалось выбить из католиков польщизну, навязанную ксендзами, где-то нет, но деформации в католической среде произошли – в позитивную для нас и негативную для поляков сторону. В Польше же, где костёл не давили так, как в БССР, природные белорусы-католики полностью ополячились, а православные белорусы сохранили свою бело-русскость.

P.S. Важный момент: православие на Подляшье не всегда равно белорусскости (так, среди тамошних поляков 34,8% исповедует православную веру – в силу процессов поощряемой государством полонизации белорусов или с царских времён, когда некоторые этнические поляки переходили в лоно Русской Православной Церкви), но белорусскость практически ВСЕГДА равна православию.

Андрей Василенко