В советские годы устойчивым стал миф о том, что в царской России было запрещено белорусское книгопечатание, нельзя было прочитать “ані славечка на роднай мове”. Портал ТЕЛЕСКОП много раз на конкретных примерах показывал, что это не так, книги издавались и задолго до отмены цензуры в 1905 году. После того, как в России были объявлены гражданские свободы Октябрьским манифестом, наблюдался бум книгопечатания.

Казалось бы, печатай, разрешили! Но нет, книгопечатание на мове было практически на нуле. Вот данные из советского сборника “Народное хозяйство СССР в 1958 году” (страница 871).

В 1913 году издан в среднем один экземпляр книги на 45 малороссов (украинцев), 29 казахов, 23 узбека, 12 чувашей, 6 армян, 4 грузина, 2 татарина. И один (!) экземпляр книги на 1692 белоруса! (Источник по численности населения в 1913 году)

О чём это говорит? Давайте кратенько и конкретно по пунктам.

  1. При полной свободе книгопечатания у белорусов не было никакого желания писать на “роднай мове”, в отличие от остальных народов (даже у малороссов-украинцев это желание было не таким сильным, предпочтение отдавалось общелитературному языку Н.В. Гоголя);
  2. Образованный слой выбирал в качестве языка общелитературный русский язык, а белорусский рассматривал как один из трёх его диалектов (так тогда считала вся серьезная наука: отсылаем вас к замечательной книге “Русское триединство: руководство по просвещению змагаров”, гуглите, заказывайте, читайте);
  3. “Імкненьньне беларусаў да нацыянальнага адраджэньнья” преувеличено раз в стопятьсот, если не больше. Как я и мои коллеги уже не раз говорили в целом ряде статей, в 1917 году после распада Российской империи подавляющее большинство белорусов выступало не только против отделения от России, но даже протестовало против автономного статуса (а знаменитый Всебелорусский съезд, на который любят ссылаться как официоз, так и оппозиция, подтвердил неотделимость белорусских земель от Российского государства и автономии не провозглашал). Кстати, в 1991 году против отделения от СССР проголосовало 83% белорусов. Совпадение? Не думаю.
  4. Все эти визги свядомых насчёт того, что “памірае родная мова”, “наш народ несвядомы”, “ідзе ганебная русіфікацыя” стары, как мир. Ещё Франтишек Богушевич слёзно умолял в конце XIX века “не пакідаць мовы, каб не ўмёрлі”. При этом он сам считал себя поляком и писал это с вполне определенными политическими целями, как свидетельствуют его близкие. Ну да ладно.

P.S. На прикрепленном снизу изображении – национальный состав Российской империи из дореволюционного издания. Как видим, под русскими подразумевались и великороссы, и малороссы-украинцы, и белорусы.

Юрий Котович