Часть 11. Культура внутриутробных детоубийств – государственное жертвоприношение сатане и путь к самоубийству народа (завершение)

Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9. Часть 10.

Впереди наступательного союза ВОЗ и Минздрава в деле продвижения свободы детоубийства спешит по традиции безбожная либеральная журналистика в Белоруссии во главе с пользующимся карт-бланшем от белорусской власти TUT-баем Зиссера-Чернявской. Прежде всего, в своём бесновании они под видом «мнения» с бесстыдством утверждают (а государство упорно закрывает глаза), что «женщина – не матка, она не имеет право на аборт», нагло пытаясь убедить молодёжь и нерадивых взрослых в том, что якобы способность совершать убийство собственных детей – одна их характерных особенностей, «возвышающих» человека над миром животных. Лицемерно провозглашая, что якобы «невозможно быть “за” аборты как в любом случае травму для женщины, физической и психической», очередная жертва гендеризма, для которой ничего выше «женского физического и психического комфорта» не существует, выступает «за право человека распоряжаться своим телом».

На право распоряжаться телом ребёнка у данной бесноватой (единой по духу с демонической редакцией Тут-Бая) следующий взгляд: «Раз уж так случилось, что именно в женском теле находятся почти все нужные для появления и развития человеческого эмбриона органы и вещества (кроме, собственно, сперматозоидов), то у женщины должно быть право решать – сохранять в себе эмбрион или нет. Становиться матерью – или нет. Отдавать свое тело во власть эмбриона, а после рождения ребенка – во власть младенца или оставить тело себе. Это просто и очевидно, и вообще удивительно, что до сих пор может вызывать у кого-то вопросы». Захлёбываясь от поклонения себе как идолу, обезумевшая Алёна вещает белорусам, что «по степени важности для общества и, в глобальном смысле, всего человечества сначала должна идти женщина. Она уже является сформированным человеком с психикой, мозгом, сердцем. Ее желания должны стоять на первом месте, потому что она уже живет, она уже человек, и она должна иметь свободу самой решать, использовать свои репродуктивные органы по назначению или нет. Жизнь взрослого человека должна быть ценнее, чем существование зиготы. Права человека, в том числе основополагающее право на жизнь, появляется в момент рождения, когда плод превращается в ребенка и способен существовать вне тела матери. Пока плод находится внутри женского тела – он еще не человек, как бы ни пытались нас убедить в обратном религиозные активисты».

Обезумевшая детоубийца, для которой даже за 5 минут до родов ребёнок – еще зигота, язвит, что «сторонники движения пролайф любят манипулировать эмоциями, рассказывая, что чуть ли не с момента оплодотворения у эмбриона уже есть “душа” или прямо-таки “сердце”. Наверное, данные доводы призваны выбить слезу и заставить сопереживать набору клеток в матке… Знаете, что доводит до слез меня? Новости об “отказничках” в роддомах». И сквозь свои крокодильи слёзы эта рабыня сатаны, которая вместо нахождения в отделении для общественно опасных помешанных свободно пишет статью с набором фото горюющих беременных самок на самом популярном интернет-портале Беларуси, призывая истреблять всех «нежеланных» детей ещё до их выхода из материнской утробы, поскольку «младенцы, реально, не виноваты ни в чем, и в этот мир они уж точно не просились. Но матери почему-то решили их выносить и родить» (почему бы их тогда не убивать прямо в роддоме методами безболезненной «эвтаназии»?!). Мысль о воздержании от половой близости у разъярённой самки (считающая себя, как и всякая троцкистка, потомком шимпанзе) вызывает чуть ли не приступ эпилепсии.

Далее тутбаевские наследники Троцкого-Бронштейна и Розалии Залкинд набрасываются на далеко небезгрешное Министерство здравоохранения за «предабортное консультирование» (отдадим должное прекрасным словам, очевидно, верующему высокопоставленному чиновнику Минздрава), благодаря которому «тысячи белорусок в год отказываются от аборта», и, как и положено сатанистам, – на непосредственно развивающую эту практику Церковь и церковный центр поддержки семьи и материнства «Матуля». Бурю возмущений у них вызывает то, что «совместные с Белорусской православной церковью “консультации” обязательны. В этом принуждении кроется полное отсутствие уважения к решению, принятому женщиной. Решиться на аборт уже сложно и тяжело, женщина и без православных верующих с разговорами про “душу” и “грех” может чувствовать себя невыносимо и желать лишь того, чтобы все это скорее закончилось [бесы всегда хотят, чтобы грех совершился как можно скорее, и человек не успел это осознать и одуматься]… В конце концов, женщина просто может не хотеть рожать и становиться матерью, можете себе такое представить? Желание плодиться не идет в обязательном комплекте с вагиной и маткой. И что же, если женщина все-таки забеременела, и при этом она, предположим, не является религиозной и не верит в пролайферскую чушь, то на каких основаниях она должна отказываться от процедуры прерывания беременности? Потому что за нее кто-то так решил? Потому что активисты считают возможным и необходимым лоббировать свои идеи и продвигать их на государственных уровнях?» Не понимает одержимая сатанинской гордыней, что если бы не христианская религия и восходящие к ней государственные законы, то её, например, в самой что ни на есть прозападной Саудовской Аравии только за одни такие слова долго и медленно забили бы насмерть камнями, вырезав предварительно из неё столь нелюбимую ей матку.

Лютая ненависть к происходящему (медленно и несмотря ни на что) духовному возрождению общества, выражающемуся, в частности, в открытии кабинетов доабортного консультирования «За жизнь» церковного центра «Матуля», вынуждает TUT-бай и стоящих за ним лоббистов уничтожения Белоруссии с разрушением белорусской семьи и продвижением детоубийств обрушить непрекращающийся напор на это святое начинание в духе церковно-государственной симфонии. Ещё одним «частным мнением» (других мы на нём и не найдём) Зиссер-Бай утверждает, что «попытки государства отговорить от аборта принесут вред». Заметим, что излияние яда у них вызывает даже не запрет абортивных детоубийств, но даже искренняя попытка (на совершенно безплатной основе, что для этих наследников евреев, поклонявшихся Золотому Тельцу у горы Хорив (Исх.32:4-6), просто не перевариваемо) от них отговорить!

«Вред» церковной проповеди «не убий» эти безнаказанные пропагандисты детоубийства видят в том, что «психолог, отговаривающий женщину от аборта, обязан отвечать за ее жизнь. По-хорошему, специалист, убедивший рожать, должен усыновить ребенка в случае отказа от малыша» (а, соответственно, отговоривший человека от самоубийства должен его до гроба кормить и одевать); что «профессиональный психолог должен не отговорить, а помочь клиенту найти свое собственное решение» (в голову этих торгашей даже прийти не может, что психолог может относиться к человеку не как клиенту, а как к человеку и, более того, образу Божью); что христианские «психологи будут использовать манипуляции» (судя по себе и будучи не способными понять, что кроме манипуляции и угождения клиенту существует ещё и правда, любовь и служение Богу и ближнему).

Ненависть к церковным защитникам жизни (как тела, так и душ ребенка, матери, отца, главврача и т.д.) эти преступники выражают в «разоблачении» «классических пролайферских манипуляций», утверждая в противовес им, что: а) «человек отличается от животного тем, что делает культурные, а значит, противоестественные вещи – например, читает эту статью (а не тыкает в монитор лапкой, как кот)», строя из себя недоумков, не понимающих разницу между «противоестественной культурой» строительства и, с другой стороны, засовывания щипцов в матку; б) «везде, где разрешены аборты, есть строгие, обоснованные медиками сроки, на которых прерывание беременности не является убийством ни с какой из точек зрения» (государства «гоев», где жизнь ребенка признана с момента зачатия, очевидно, не признается иудейским порталом за достойные упоминания, а отвергающий аборты Израиль находится вне обсуждений; тем более, что, на самом деле, в 70% государств планеты аборты без социальных показаний запрещены даже в первый день беременности), а «позиция “плод – это человек” опасна для общества: ведь тогда можно заявить, что выкидыш – тоже убийство, пусть и непреднамеренное» (позиция «непонимающего» дебила, как видим, самая удобная); в) «врачи заявляют: по современным научным данным, на ранних стадиях беременности нервная система плода не развита настолько, чтобы он мог испытывать боль и страх. Что не мешает пролайферам манипулировать на чувстве вины женщины» (мнение многочисленных ученых, доказывающих обратное, этих живодёров вообще не интересует); г) «в нашей стране вероятность непредвиденных последствий для здоровья и при родах, и при аборте минимальна» (негодяи не хотят замечать, что даже самые упёртые апологеты абортивных детоубийств признают крайнюю угрозу абортов для здоровья); д) «аборт наносит психике вред не больший, нежели роды, послеродовая депрессия, бывающая даже у мам, которые мечтали о ребенке», не говоря уже «если ребенок нежеланный» (злодеи хотят в сознании своих жертв уравнять переживания мамаши, жалеющей, что не может пойти на любимый шоппинг, и переживания убийцы); е) «пролайферы убеждают женщину, что с рождением ребенка все наладится,…а материнство – это счастье», а эти предлагают убеждать находящуюся на перепутье женщину в том, что «реальные жизненные трудности после них сами собой не рассосутся», подталкивая её к убийству либо самоубийству, за что должны нести уголовную ответственность как за призыв к массовому убийству.

«Справедливым решением» антихристианские защитники свободы зла и греха считают либо отмену «предабортного консультирования как уже вторжения в жизнь женщины и попытку повлиять на нее», либо замену на «добровольную психологическую консультацию, работающую не с пролайферских, а с прочойсерских позиций» – то есть, монополию консультирования работающих за гранты ООН и Запада в целом (а то и за бюджетные деньги) гендерных детоубийц, которые не только не отговаривали бы матерей от убийства своих детей, но и подавляли их последние сомнения и голос совести своим лживым бредом.

Они так и пишут: если «женщина хочет совершить аборт по конкретным обстоятельствам, но при этом уверена, что ее предназначение – рожать, и испытывает необоснованное [для этих уродов] чувство вины. Ситуация усугубляется, если таких установок придерживаются её близкие и давят на женщину. Тогда задача психолога – помочь преодолеть чувство вины и минимизировать психологические последствия аборта,…если женщине ребенок не нужен – помочь отстоять свое право перед окружающими “советчиками”:…почему я должна принять другое существо, которое мне, по сути, не нужно?». То есть, подтолкнуть к аборту, заслуживая, как минимум, пожизненного заключения в колонии строгого режима (вместе с пропагандирующим это Юрием Натановичем Зиссером и его супругой). Более подробный разбор (в буквальном значении) рекомендаций жертвы гендерной религии (статусом «психолога» скрывающую репетитора по истории Беларуси) даёт профессиональный семейный психолог. Еще раз укажем, что этот беспредел позволяется безнаказанно провозглашать самому популярному интернет-ресурсу Беларуси, несмотря на всевозможные декларации на всех государственных уровнях о «демографической безопасности», «защите материнства и детства», «защите семейных ценностей», не говоря уже о заверениях в верности Христианству. В действительности, как мы понимаем, что у TUT-бая на языке, то у многих чиновников на уме – прежде всего, у тех, у кого те же самые мысли облекаются в «мягкие» термины «гендерных прав», «планирования семьи» и «желанных детей» птичьего языка коллаборационистов масонских фондов-органов ООН.

Понять грустную правду о количестве влиятельных сторонников абортивных детоубийств нам помогает выпуск по теме абортов на главном ток-шоу одного из центральных белорусских телеканалов, кощунственно «посвященный Дню Матери и Покрова Богородицы». От лица государства солировали две похожие как капли воды, ярко накрашенные пожилые высокопоставленные акушерки, пропагандистки детоубийств, – упоминавшаяся ранее «потерявшая берега» Камлюк из РНПЦ и бывший главный республиканский акушер-гинеколог, «практикующий врач с 30-летним стажем» и, увы, доцент ведущего медицинского ВУЗа страны С.Шилова. Первая со скорченным лицом повторила символ веры своей религии либерального сатанизма: (4.23): «Женщине не нужно запрещать делать аборт. Наша задача медицинская – сделать её аборт максимально безопасным. И мы всё для этого сделали». Вторая же, более коварная (что явно отпечатано на её прищуренном лице), мурлычет (27.40), дескать: «Я не за аборты – я против запрета на аборты» [подобно если кто-нибудь сказал бы: «Я не за то, чтобы придушить С.Шилову – я против того, чтобы запретить это сделать любому желающему»]. Мы сегодня должны “просвещать” население (безопасному сексу), и только через “просвещение” мы можем качественно ещё раз снизить аборты». Когда же выступила врач из логойской клиники – первой в Белоруссии, отказавшейся от абортов по желанию женщины, – эта «просветительница» «безопасного» блуда и онанизма аж зашипела (31.40) и перешла на угрозы, что «сегодня, уча студентов, у нас большой конкурс на врача акушер-гинеколога в субординатуру, поэтому доктор должен сразу определиться,…если у Вас есть какие-то предубеждения и Вы идёте в медицину, – изберите другую профессию». Полный припадок ядовитой истерики случился (34.30) у сознательной убийцы детей в утробе с 30-летним стажем и желающей замарать кровью каждую студентку, когда ей напомнили о нравственно-религиозных правах врача, превращаемого в убийцу-клятвопреступника (если вспомнить клятву Гиппократа), и что «акушерство – наука о родовспоможении», а не о детоубийстве.

Здесь уже не смог удерживаться многопрофильный служка антисемейного лобби (вспомним его придыхания о «борьбе с семейным насилием») ведущий Хрусталёв (32.30): «Если врач, который занимается косметологией, говорит, что, нет, это противоречит моим нравственным ценностям, эта грудь Вам хороша». Как только же этот журналист одной из крупнейших в Беларуси общественных передач на ТВ, не способный отличить операцию по силиконовому увеличению груди от детоубийства, услышал прозвучавшее из уст священника упоминание Заповеди «не убивай» (43.10), он задёргался со словами «вот Вы сразу употребляете такое слово, которое колоссальное количество женщин…Вы пригвоздили (чувствуется, что за спинами женщин пытается спрятаться сам Хрусталёв)… Ведь до сих пор учёными и даже священнослужителями обсуждается вопрос, где наступает момент появления человека». Даже священнослужителями! Вот, оказывается, как хорошо действует на тьму светлое слово правды: тьма сразу начинает извиваться, говорить бред и обличать саму себя! Этого и не чувствовалось в выступлениях большинства представителей церковной общественности: в них чувствовалась боязнь даже заявить о цели отговаривания от абортивного детоубийства, утверждая, напротив, что доабортные консультанты от Церкви занимают нейтральную (!) позицию и нацелены на то, чтобы помочь женщине «расширить взгляд на ситуацию». Корень этой неуверенности понятен: на верующих людей распространяется сложившееся в среде самого церковного руководства РПЦ маловерие, порождающее непонимание того, что абсолютное зло предполагает прямое обличение и борьбу с ним, а не попытку найти компромиссы и договориться полюбовно.

Аналогичная передача по абортам на другом центральном республиканском телеканале имела уже несколько иную палитру красок. В ней также поучаствовали три эмансипированные фурии и отъявленные пропагандистки дородовых детоубийств, но уже не из государственных служащих, а PR-менеджер объединения «Возрождение» Т.Мартынова, также известная в Белоруссии координатор программ Фонда ООН ЮНФПА, ставшая, отметим, главным координатором «Красного креста в Беларуси», Т.Гапличник и руководитель проекта «Гендерный маршрут» И.Соломатина: все – наглядные жертвы большевистско-либеральной эмансипации и развращения, проекты которых спонсируются западными фондами и поддерживаются белорусским правительством. С самого их появления в студии с самопрезентациями (соответственно, в 4.35, 6.20 и 14.00) распущенность, самовлюбленность и яд потекли их них почти в комичной форме, мешая им даже формулировать мысль. Они, ясное дело, брызгали слюной, отстаивая право женщин на детоубийство и призывая пускать в акушерство только готовых совершать убийства врачей. Когда же один из участников прямо сказал, что «аборт – это убийство» (18.50), они коллективно раскудахтались так, глуша прозвучавшую истину, что ведущему пришлось прервать передачу. Остальные участники от общественности – гораздо более приличные (и вызывавшие явную поддержку аудитории) – детоубийства во чреве худо-бедно обличали. Особо же приятными являются результаты опроса телеаудитории (весьма репрезентативного), когда на достаточно неудачно сформулированный вопрос об отношении к абортам (но контекстуально имеющий чёткий юридический смысл) 60% зрителей выразили их отвержение!

Впрочем, присутствовавшие на передаче более ли менее умеренные в соглашательстве с детоубийством главная акушер-гинеколог Минздрава Ю.Савушкина (отдадим должное её поддержке закону о праве врача отказа от детоубийства и предабортному консультированию) и завсегдатай ОНТ и выходец из Минздрава депутат Д.Шевцов, который недавно еще собирался создавать и возглавлять Ассоциацию православных врачей (отдадим должное его предложению (17.30) ввести в предабортное консультирование священников), неистово ратовали за обучение «безопасному сексу» с как можно более раннего возраста как главное средство «профилактики абортов». Увы, ни слова не было сказано про целомудрие и воздержание, которые совершенно забыты в обществе гуманистического эгоизма. Также «православный» врач С.Шевцов (32.38) вдохновенно рассказал о сохранении «всего лишь трех социальных показателей» для убийства ребенка уже на 6 месяце жизни (до 2013 года к ним относились также многодетность, развод и даже безработный муж), среди которых – изнасилование и лишение материнских прав, хотя непонятно, в чем здесь состоит вина ребёнка, и тут же стал торжествующе, с чувством собственной правоты требовать ответа: «Неужто и здесь мы должны запретить аборт?» (даже ксёндз не смог ответить на этот вопрос, что, впрочем, неудивительно). «Просвещенный» С.Шевцов договорился до того (38.30), что «мы живем в каменном веке… 63% женщин в Германии принимают оральные контрацептивы, в Республике Беларусь – это 9%» (напомним, что оральные контрацептивы являются абортивными, действуя, в том числе, после зачатия, и наносят колоссальный вред детородной способности женщины).

В такой жалкий нравственный вид, увы, пришло государственное здравоохранение при министре Жарко, – в условиях весьма слабому церковному препятствованию этой деградации. Низшей точкой падения стал проект постановления Министерства здравоохранения Республики Беларусь «Об утверждении Норм медицинской этики и деонтологии», седьмым пунктом которого «не допускается явная демонстрация своей религиозной принадлежности, открытое ношение религиозных знаков и символов», притом что подавляющее число белорусских клиник не только освящены православными священниками и имеют непосредственные соглашения о духовном окормлении ими, но открыли молельные комнаты, часовни и даже храмы на своей территории. Данный умопомрачительный законопроект, имеющий аналоги только в некоторых «передовых» англосаксонских странах, и, несомненно, продвинутый в проект Норм их элитами через подконтрольные им фонды ООН и их местных подельников в Беларуси, в конце концов, вынудил митрополита Минского Павла обратиться к министру Жарко с напоминанием об уровне сотрудничества Церкви и Минздрава и просьбой отменить богоборческий пункт, который был вынужден её удовлетворить. Но произошло это лишь после и по причине предшествующего решительного обращения главы белорусских католиков, до которого, как выяснилось, сама минская церковная администрация всячески блокировала попытки священства и прихожан воспрепятствовать принятию указанного проекта. В частности, информационная служба Церкви, ведомая либералом-западником и, по его признанию, «церковным феминистом», иереем С.Лепиным, даже не удосужилась упомянуть (не то что вострубить во все трубы) об уже разошедшейся по интернету безбожной инициативе руководства Минздрава.

Вскоре, спустя 10 лет власти министра Жарко, ему на смену, наконец, пришёл новый министр, известный своим расположением как к патриотическому воспитанию (ещё на должности заместителя губернатора Могилевской области), так и к нравственным устоям Христианства, с которым патриотическая общественность связывала надежды в противостоянии заграничным врагам белорусского народа и их местным иудам-коллаборационистам. И не напрасно! Вскоре после вступления в должность нового министра, по его же инициативе (совместной с единомышленниками в сфере здравоохранения и около неё) на коллегии Министерства здравоохранения была поднята и главным акушер-гинекологом комитета по здравоохранению Мингорисполкома озвучена великолепная идея «о лишении коммерческих медцентров лицензий на прерывание беременности» при «поддержке такой инициативы, как отметила председатель комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома Жанна Романович, женской общественности столицы», поскольку «большое количество прерываний беременности делается в коммерческих медицинских центрах», а «прерывать беременность по желанию женщин необходимо [в смысле «допустимо»] только после предабортного консультирования», в то время как «частные центры не заинтересованы в этом».

Конечно, не заинтересованы! Частные медцентры вообще заинтересованы, чтобы у народа было как можно меньше здоровья и как можно больше болезней, особенно хронических – что уж говорить о таком сверхприбыльном бизнесе (и, кстати, источнике многих хронических болезней), как аборты! И уж точно – не в предабортном образумлении и отговаривании матерей от детоубийства! Можно ли было надеяться, что частные медцентры, их лоббисты в Министерстве здравоохранения и более высоком уровне и, наконец, западные хищники, сидящие в офисах фондов ООН, и их заморские кураторы позволят даже просто свободно развернуться обсуждению этой идее?!

Лишить права частные медцентры на аборты и, вместе с ними, на активную их пропаганду – как среди «клиенток» (не пациенток же!), так и во всём обществе с обильными финансовыми вложениями, перевести всех обезумевших матерей в государственные клиники под упредительную спасительную проповедь Церкви и православных психологов! Не стоило бы самому церковному руководству оставить всё, чтобы всеми силами, обращениями ко всем высшим органам власти, призывам к совместному выступлению православных врачей (к слову, в поддержку министра здравоохранения и всей «женской общественности столицы») добиться принятия этого решения?! Увы, снова та же картина: спустя буквально 2 недели мы узнаем «бодрую новость» о том, что «Министерство здравоохранения нацеливает частные медицинские центры на эффективное предабортное консультирование», а «вопрос запрета на аборты в частных клиниках не рассматривается». Нет сомнений, что «правильные» «психологи» у частных медцентров найдутся…

Что тут сказать? Прежде всего, как и годом ранее, упомянутая «информационная служба Церкви, ведомая либералом-западником и “церковным феминистом” иереем С.Лепиным, даже не удосужилась обратить внимание (не то что вострубить во все трубы) на инициативу (на сей раз положительную) нового министра». Да и что говорить: сам пан Лепин много лет был активным собеседником Тут-Бая вместо того, чтобы даже не соприкасаться с этой мерзостью и призывать не приближаться к ней всех христиан. «Представляя» на TUT-бае Церковь, он то выступал против объединения России, Белоруссии и Украины, приветствуя развал СССР, то пропагандировал ЭКО.

Между тем, ввиду продолжающегося духовного и физического геноцида белорусского народа через дородовые детоубийства церковное начальство вполне обременено долгом (прежде всего, перед Богом) поднять этот вопрос на самый высокий уровень общественного внимания. Прежде всего, объявить анафему (отлучение от Церкви) всех, кто открыто выступает и поддерживание проведение абортов – тем более, что согласно церковным канонам, например, Причастие таковых (самими собой отлучённых от Церкви) является великим кощунством (за которые ответственно и само священство). Должен был бы пройти отдельный Собор по внутриутробному детоубийству с оглашением и самой анафемы, и с обращением к властям всех уровней в защиту нерождённых детей, в котором бы содержался и призыв категорически запретить деятельность в стране проабортных организаций (начиная с международных) и информационных ресурсов. На совершенно иной уровень должна была бы быть поднятой и просветительская работа – хотя бы по изготовлению самых душещипательных брошюр (со свидетельством о сроках зарождения жизни самых авторитетных ученых) для каждой белорусской клиники. Наконец, по всем епархиям и приходам должно было бы быть дано благословение на сбор подписей под обращением к руководству государства если не о полном запрете, то о максимальном ужесточении условий детоубийства, включая установку в предоперационных помещениях и абортариях экранов для постоянной демонстрации максимально жёстких видео вплоть до детализированных записей клинического детоубийства.

В Российской Федерации мы видели уже подписание патриархом петиции о запрете абортов, больше, впрочем, похожее на успокоение «консерваторов» и выполненное от имени «гражданина и священника», а не предстоятеля Поместной Церкви с огромными полномочиями голоса, включающими как раз защиту вышеуказанных мер. В этих условиях православно-патриотической общественности приходится вместо всего церковного собора самой собирать подписи «в защиту человеческой жизни, за запрет искусственных абортов и оказание из федерального бюджета материальной помощи беременным женщинам и семьям с детьми на уровне не менее прожиточного минимума». Что они успешно и исполнили, передав миллион подписей в Администрацию Президента, который, впрочем, ожидаемо выступил в поддержку узаконенного детоубийства. Впрочем, ответ свыше на эти умничанья уже был дан на Украине: «Митрополит Владимир против законодательного запрета абортов». До Евромайдана и начала лютых гонений на Церковь в одном из трёх забывших о Боге государств русского народа оставалось полтора года… Но и молчание является не менее оправдательным, поскольку по словам святителя Григория Богослова, о которых так часто забывают даже служители Церкви, «молчанием предаётся Бог».

Пантелеймон Филиппович