Фигура Игоря Сечина, кажется, является одной из самых противоречивых во властных кругах. Однако при малейшем ознакомлении с деятельностью главы Роснефти становится ясной одна вещь: Игорь Сечин является государственником. Причем, он был таковым всегда. Именно поэтому фигура Сечина уже с самого начала была ненавистна системным либералам.

Сразу же хотим отметить, что мы не гонимся за “зрительскими симпатиями” и понимаем, что похвалить Сечина – значит вызвать негативные эмоции среди значительного количества наших читателей. Однако правда важнее хайпа.

Точка невозврата между Сечиным и системными либералами произошла в 2003-2004 году, когда Сечин разгромил ЮКОС Михаила Ходорковского, что положило начало национализации российской нефтяной отрасли и созданию мировой госкорпорации Роснефть. Именно тогда против Сечина началась масштабная информационная кампания.

Ходорковский, напомню, входил в ту самую семибанкирщину, фактически управлявшую страной во второй половине 1990-х. Он был приближен к системным либералам первой группы (Чубайс и Семья). Простить разгром Ходорковского они Сечину не могли. С тех пор каждый шаг нынешнего главы Роснефти стал отслеживаться, а малейшие ошибки подвергаться жесточайшей критике в СМИ.

Однако за все время работы либералы смогли найти лишь две претензии к Игорю Сечину. Они касаются его высокой зарплаты, а также тех льгот, которые получает Роснефть.

Что касается первого, это действительно так. Зарплата у Сечина большая. Данные имеются разные. В основном называется сумма от 500 до 800 млн. рублей в год. Однако это меньше, чем у руководителей иных топовых мировых компаний. При этом, Роснефть показывает лучший результат, о чем будет сказано ниже.

Вторая претензия касается налоговых льгот, которые получает Роснефть. Однако при более подробном анализе становится ясно, что эти самые преференции касаются исключительно тех месторождений, которые требуют больших инвестиций в разработку в силу тяжелых природных условий. Яркий пример – Восток Ойл. Весьма логично дать для проекта налоговые льготы, чтобы через несколько лет получить сотни миллиардов рублей в бюджет. Однако никаких денег ФНБ, о которых так любили писать либеральные СМИ, Роснефть ни разу не получила.

Замечу, что эти самые либеральные СМИ почему-то не любят писать об огромных доходах главы Сбербанка Германа Грефа, а также о просчетах Антона Силуанова. Что касается фигуры Анатолия Чубайса, то здесь, складывается такое ощущение, у них и вовсе стоит запрет на критику.

Вместе с этим, я приведу два факта, которые показывают, во-первых, его государственническую идеологию, во-вторых, его профессионализм.

Первое. Благодаря работе Сечина Россия смогла взять под контроль 70% добычи нефти в Венесуэле. Это те деньги, которые поступают напрямую в российский бюджет. Напомню, Венесуэла занимает первое место в мире по запасам сырой нефти. Ежедневно от берегов этой страны в направлении Азии отплывает груженный нефтью танкер.

Как только над Роснефтью нависла угроза санкций за работу в Венесуэле, Сечин передал эти активы государственной компании Росзарубежнефть.

Второе. По итогам 2020 года Роснефть стала единственной в мире компанией, которая показала прибыль в 147 млрд. рублей. Все остальные, включая таких гигантов как Chevron, Shell, Total, получили огромные убытки.

Грядущий трансфер власти диктует нам необходимость понимать, кто является государственником, а кто – системным либералом. Следующий важный факт говорит о многом.

На Игоря Сечина, в отличие от Чубайса, Грефа, Кудрина, Силуанова, Набиуллиной, наложены западные санкции. Он не может, даже если захочет, владеть иностранной недвижимостью и зарубежными счетами. На наш взгляд, это говорит о многом.

Константин Двинский