Кто-то ненавидит расизм и негров, кто-то занимается сексом за девственность, кто-то пьёт за трезвость, а свядомыя змагары любят Якуба Коласа и “нашую пекную беларускую шляхту”. И их нисколько не смущает то, что Якуб Колас был социалистом, затем стал жесточайшим сталинистом и во всех своих произведениях поливал панов грязью как чужеродных эксплуататоров белорусского народа. Белоруса Колас видел в простом мужике, а не в Радзивилле или Сапеге.

Как говорится, любить Коласа может всякий, а ты попробуй хоть одно его произведение прочитай. Нет, мы не намекаем на шедевры вроде “Сталiнскай Канстытуцыi”.

Начни хотя бы с классической “Новай зямлi” и найди мне там “беларускую шляхту”. Приведем некоторые фрагменты.

Речь мужика про погибель панства:

«Будуй ты ўсюды ім харомы.
Завошта ж ім, спытаць, пашана?
Навошта Бог трымае пана?
Дзеля таго, каб панавалі
І нашым братам папіхалі?
Ці ласку ў Бога заслужылі,
Каб іх тут песцілі, тулілі?..
Эх, брат! усё то — ашуканства!
Калі-нібудзь ім згіне панства».

Далее, мужики передразнивают панов:

— А што ты думаеш, васпане?
Хіба не пан? — Міхал падняўся,
Як пан, у бокі важна ўзяўся
І з панскай мінай пахаджае,
Па-польску (па-польску, глупцы! – Прим. Авт.) Пальчыка пытае:
— Цо повеш, галган? Цо потшэба?
Я далэм тобе, дурню, хлеба!..
Ідзь до д’ябла! — Пан праўдзівы! —
Са смехам Пальчык адзначае;
Абодвух смехам пашыбае
Спаткання гэты тон жартлівы.
<…>
— А я, — тут Свіда выступае,
Ён вус угору падымае
І панству кідае з запалам: —
Седм вількув забів едным стшалэм!

Ну, и в качестве “яскравай” иллюстрации того, как наша “беларуская шляхта” думу думала об “адраджэньньи беларушчыны”:

А «вудка» больш развесяляе;
Пан равізовы зачынае:
«Ешчэ Польска не згінэла,
Пукі мы жыемы».

Странно, да? “Беларуския паны” говорят по-польски, поют “Ешчэ Польска не згинэла”, а белорусов на протяжении всей поэмы называют “псякрэвью”. Но у прокладочного лицьвина в голове всё сходится.

Юрий Котович