9 августа 2020 г. в Республике Беларусь состоялись очередные выборы президента, на которых в очередной раз победил Александр Лукашенко. Но если в 2015-м против этот факта 100 человек протестовали примерно сутки, то пять лет спустя страна вошла в глубокое политическое пике, выхода из которого не просматривается и спустя полгода.

Конечно, сторонники действующей власти тут же объяснят вам, почему именно вы неправы. Ведь внешне все выглядит неплохо: государственный строй устоял, наиболее буйные его противники рассеяны и нейтрализованы, политэмигранты рвут друг другу горло за гранты, ну а к внешнему давлению Беларуси не привыкать – всю жизнь так живет. Свои резоны есть и у представителей врагов власти (слово «оппозиция» в Беларуси с августа потеряло смысл, ибо все расчехлились и четко встали по своим местам): власть находится в кольце изоляции, работать на нее в глазах общественности – полнейший «зашквар», протесты продолжаются, хотя и в других формах и масштабах, чем летом-осенью, по-прежнему есть надежда на поддержку Европы, а теперь уже и США. Да, сейчас холодно и коронавирус, но весной все отогреются и уж тогда-то, мол, мы свое возьмем.

Однако суть не в этих позициях, каждая из которых полна умалчиваний и  передергиваний, а в глубинном смысле существования такого политического образования, как Беларусь. Ибо именно 2020 год и показал всем, что в стране полностью отсутствует понимание, зачем, во имя чего и как она, собственно, живет.

Александр Лукашенко не раз говорил о том, что независимость досталась белорусам в виде подарка. Так оно и есть – белорусский народ, в отличие от многих других, никогда не ложился и не вставал с мыслью о своей независимости, об этом не пели песен и не слагали сказок. Уживчивым и трудолюбивым белорусам всегда было легко и комфортно в большой стране, где их все уважали, ценили их труд и их искусство. 1991 год все изменил. И довольно быстро выяснилось, что Беларусь состоит, в общем, из двух значимых страт: националистически-западнической, куда входит практически вся местная интеллигенция и те, кто себя к ней относит, и «глубинной»-русофильской, куда входит весь остальной народ.

Надо отдать властям Беларуси должное – они кропотливо и упорно, хотя и топорно, работали над тем, чтобы сформировать отдельную белорусскую нацию, четко отделяющую себя от русских и украинцев и ценящую свою независимость. На этом фоне работа, к примеру, по продвижению в массы идеи Союзного Государства выглядела просто смехотворной: многие белорусы попросту не знали о его существовании. Однако никаких внятных плюсов независимости, четкой мотивации, зачем она, собственно, нужна, белорусские идеологи так и не придумали. В итоге к 2020 году белорусы подошли в достаточно «разобранном» состоянии – в большинстве они уверенно за независимость, но в то же время могут быть и за союз с Россией, и за союз с ЕС. Четкое отторжение вызывает лишь идея «поглощения», «вхождения» в чей бы то ни было состав: мы – сами по себе, хотя зачем нам это надо, мы толком не в курсе.

На этом фоне чудовищный раскол, поразивший страну в 2020 году, проявился особенно ярко. Осознание того, что приди к власти Бабарики-Колесниковы-Цепкалы-Тихановские и прочие Латушки и Мотольки, и Беларуси суждена участь Украины, заставило многих еще крепче ухватиться за надоевшую, но зато понятную модель Лукашенко. Те же, кто еще с Площади 2010-го сделал для себя все выводы о сущности власти, замахали бело-красно-белыми флагами так сильно, как этого не бывало еще никогда, и никакие ссылки на коллаборационистов им не указ – те были давно, да и были ли вообще, а у нас тут реальная история творится. При этом выяснилось, что быстрее всего предали те, на кого преференции власти распространялись сильнее всего – всевозможные спортсмены и артисты.

Суть же в том, что в исторической перспективе для Беларуси губительны все предлагаемые ей политические варианты. Все эти годы успешно существовать, развиваться и пестовать собственную модель этой стране позволяло только и исключительно покровительство и доброе отношение России. Но, похоже, значительная часть населения Беларуси этого просто не понимает, считая, что независимость ее страны – это нечто существующее априори. Пока что ситуация в Минске «зависла», и висит она исключительно на закрученных Александром Лукашенко гайках. Но пока в минских камерах сидят Бабарико и Колесникова, пока в Вильнюсе кропотливо работают Тихановская и Вечерка, а люди продолжают упрямо идти на 15 суток за бело-красно-белый флажок, рассчитывать на то, что все «само собой станет как раньше», не приходится. Идеологический раскол, который был заложен под Беларусь с самого начала ее существования – борьба западного вектора с восточным, – сработал пока не в полную силу, пожар не полыхнул. Сейчас обе стороны накапливают и перегруппировывают силы. И что будет на улицах Минска, допустим, 25 марта – пока никому не известно.

Игорь Автухович