Перефразируя старый анекдот про детство и велосипед, можно сказать: если у вас не было Империи, то, чтобы дальше вы о себе не думали-придумали, у вас не было Империи. И это о многом говорит. Мало того, если у вас не было Революции, значит у вас не было Революции. А следовательно даже заикаться о нацстроительстве, праве наций на самоопределение и прочем вам не стоит. Не стоит спорить о судьбе чёрной кошки в тёмной комнате, если её там нет. Нет субъекта для разговора.

У русских была Русская Революция. Исторический факт, сделавший нас субъектом Истории. И мы плоды этой Революции. Одна беда, у нас не было своего Просвещения. Не было создано русской картины мира. Русская интеллигенция, видя себя частью европейского мира, натаскала себе всего по чуть-чуть: французского, британского, немецкого и даже американского Просвещения.

Всё это переработанное, преломлённое через русскую призму разлилось по русской равнине, сибирской тайге, тундре, степям, горам и прочей географии нашей бескрайней Родины. Рисуя свой собственный неповторимый узор. Вплетая в него ещё собственные доморощенные измышления на заданную тему.

Рельеф и климат. Простор и длинная зима. Исчезающие дороги и негустая плотность. Факторы, которые вмораживали в русскую реальность осколки старых идей, целей и задач. Россия, как временная лента, отображённая в пространстве. Эргодическая теорема, реализованная здесь и сейчас.

Даже партия большевиков, собранная в единый кулак, вобравшая в себя всю мощь, весь поток Русской Революции, выйдя на русский простор, была поглощена и впитана. И не смогла заставить петь в один голос многомиллионной глоткой Россию.

Когда в Москве отдавали приказ, начинали скандировать, запевали, уже во Владимире слышали одно, подхватывая и посылая песнь дальше, в Казане в это время звук другой, в Тюмени – свой, во Владивостоке все голоса вплетаются в шум океана, а в Петропавловске-Камчатском – полночь.

И если нет дирижёра и общей слаженности, то это всё превращается в сумбур и какофонию. Хоровое пение на сотни тысяч голосов – вот ответ, который нам подсказывает наше нутро народное. Вот такая симфония должна родиться. Хоровое пение всех идей и смыслов, вмороженных в русском пространстве. Такие перепевы и являются воплощением русского Просвещения, рождённого Революцией. Просвещения, воплощённого, но не артикулированного.

В отличие от наших европейских собратьев наша Революция бежала впереди Просвещения, рождая новый мир и его виденье на ходу. С начальниками Чукотки и сталью, заклявшейся в Чевенгурах.

И эта многоголосая бесконечная русская песня с перепевами и переливами ставит крест на всех потугах всевозможных грустных и скучных умников пытающихся придумать «единственно-верное решение», «единую теорию русского поля», посвятить всех в своё ничто и заставить единым строем всех пойти запевая в одну ноту куда-то куда видится только им.

Но русский не идёт никуда, он просто находится здесь. Вмороженное время в русское пространство является отражением, воплощением Вечности. А Вечность всегда не актуальна. И вместо того, чтобы настроить все многоликие голоса России, очередные исправители, очередные молодые и дерзкие, переводят какой-нибудь очередной импортный фолиант, модный и актуальный. И с огнём неофита в глазах пытаются встряхнуть Вечность, крича, что именно её и стоит выбросить на обочину Истории. Ради Актуальности. Забывая, что Актуальность всегда протухает. Мало того, их Актуальность протухла ещё до того, как они завершили свой перевод. Такова судьба любой актуальности.

А русский смотрит на это всё и думает, что и этот голос вмёрзнет в наших степях и лесах. А значит и его надо будет встраивать в общий хор.

Дмитрий Бахур