В Могилёве продолжается зачистка участников протестных акций. В Бобруйске 26 января был приговорён к одному году лишения свободы в колонии строгого режима активист забастовки на ОАО «Белшина» Виталий Красницкий. Его осудили по ст. 421 УК РБ и признали виновным в несоблюдении требований превентивного надзора. В тот же день в Могилёве задержали и отправили в изолятор за нарушение режима самоизоляции и за пропаганду нацистской символики бойца ММА и ютуб-блогера Никиту Ворожбитова. Он проведёт под арестом месяц. Ютуб-канал Ворожбитова был удалён. 27 января в Могилёве за БЧБ-флаг на балконе оштрафовали Алексея Борисова. Суд приравнял БЧБ-флаг на балконе к одиночному пикету. Борисова обязали оплатить штраф в размере 1015 белорусских рублей.

В Беларуси готовится признание БЧБ-флага экстремистским, об этом объявила Генеральная прокуратура РБ. В личной аккаунте в ВК был проведён опрос: «Нужно ли запретить бело-красно-белый флаг в Беларуси?» 57% проголосовавших (153 из 268) проголосовали «да». За последние месяцы большинству белорусов, в том числе благодаря сайту «Телескоп», удалось объяснить, что БЧБ связан с деятелями БНР, которые писали верноподданническое письмо немецкому кайзеру, белорусскими коллаборационистами в годы Великой Отечественной войны и прозападными силами начала 1990-х. В пророссийском Могилёве реальная история БЧБ у многих вызвала отторжение к нему. Впрочем, есть и положительно относящиеся к России могилевчане, которые против запрета символа.

На прошедшей неделе протесты в России широко обсуждались в могилёвских социальных сетях. БЧБ-оппозиционеры ожидаемо солидаризировались со сторонниками Навального, а сторонники Лукашенко – с россиянами, поддерживающими Путина. Однако и те, и другие отмечают, что силовики в России ведут себя профессиональнее, чем в Беларуси – нейтрализуют участников незаконных акций без применения излишнего насилия. Один известный в Могилёве оппозиционер в частном разговоре сказал, что если бы в Беларуси 9-11 августа ОМОН действовал так же, как Россгвардия в Москве 23 января, массовых протестов в белорусских городах не было бы.

Михаил Павлов