Воскресенье, 18 апреля, 2021
Домой Feed Сергей Иванников: «Минска-3» не будет. Впереди – воссоединение Донбасса с Россией

Сергей Иванников: «Минска-3» не будет. Впереди – воссоединение Донбасса с Россией

Заявить в Киеве о необходимости предоставления автономного статуса ДНР и ЛНР – это спровоцировать резкий рост политической нестабильности и, в перспективе, очередной Майдан, считает политический философ Сергей Иванников
– Сергей, на ваш взгляд, почему Москва намерена ускорить разрешение вопроса Минских соглашений? И почему Москва активизировала процесс именно сейчас?— Компромиссная позиция Москвы по Минским соглашениям всегда была вынужденной. Транзит российского газа по территории Украины заставлял Москву терпеть постоянные провокации Киева, регулярные нарушения достигнутых договорённостей и очевидное нежелание украинской стороны делать хоть что-то для нормализации ситуации на Донбассе.

Неясность с «Северным потоком — 2» усиливала позиции Украины на переговорах и в целом продлевала существование нынешнего киевского режима. В начале лета стало окончательно ясно, что «Северный поток — 2» будет построен, никакие американские санкции и препятствия со стороны Брюсселя помешать этому не смогут. Необходимость в газовом транзите резко снижается.

Как сообщило РИА «Новости» 17 июня, «Газпром» уже приступил к демонтажу трубопровода, через который российский газ шёл на Украину и далее на Запад. В этих условиях у Москвы появилась возможность занять более жёсткую позицию по «Минску-2», и это было сделано.

– Как вы считаете, пойдёт ли Украина на реализацию Минских соглашений в полном объёме?

— Нет. И руководство России это прекрасно понимает. Если сегодняшняя украинская власть попытается сделать хоть какие-нибудь действия, связанные с автономизацией Донбасса, она подвергнется жёсткой критике со стороны самых разных политических групп страны, и не очевидно, что Зеленский после этого сможет сохранить свою власть и свободу.

Заявить в Киеве о необходимости предоставления автономного статуса ДНР и ЛНР — это спровоцировать резкий рост политической нестабильности и, в перспективе, очередной Майдан. При этом украинские ультранационалистические группы, которые в последнее время перемещались в сферу политической маргинальности, вновь получат шанс заявить о себе во весь голос.

– Насколько стороны — Украину, Россию и Донбасс — устраивает нынешнее положение дел: состояние «ни мира, ни войны?»

— Сегодняшняя ситуация — это тот компромисс, который в глобальной перспективе не устраивает никого, кроме Запада. Хотя и на Западе существуют серьёзные противоречия по вопросу о решении украинского вопроса. Например, мнения европейцев и американцев в данном случае различны. Внутри ЕЭС также нет единства позиций.

На Донбассе и в России сегодняшнее положение дел всегда рассматривалось как временное. После того, что сделали украинская армия и добровольческие батальоны на территории Донецкой и Луганской республики, большинство населения этих территорий видит своё будущее только с Россией. Подавляющее большинство российского общества стоит на тех же позициях. И российское руководство неоднократно критиковалось за свою относительно мягкую позицию по этому вопросу.

Украина сегодня не является целостным политическим субъектом. Это многоголосье, в котором участвуют разные политические силы. Безусловно, в стране есть те, кто посчитал бы автономный статус Донбасса достойным выходом из создавшегося положения. Но эти голоса слышны плохо. Те, кто определяют политическую повестку страны, по-прежнему грезят о «единой и неделимой». Мечтают не только о зачистке Донбасса, но и о возвращении Крыма.

Но мнение Украины по этому вопросу наименее важно. У страны совсем другие проблемы. Проблематична сегодня сама украинская государственность. Страна стремительно переходит под внешнее управление. И на фоне этих процессов тема территориальной целостности отходит на второй план. Главное для Украины сегодня — это сохраниться в качестве самостоятельного государства (в каких угодно границах).

– Украина настаивает, что сначала должна получить контроль над границей, а только после этого можно проводить выборы в регионе. Россия и непризнанные республики — против. На ваш взгляд, возможен ли компромисс в этом вопросе? И каковы причины такого разногласия в прочтении Минских соглашений?

— Вопрос о контроле над границей, которого никогда не будет, для Украины элемент технического затягивания переговоров. Принять закон об автономии Донбасса украинская власть не может, но и уйти с переговоров по Донбассу тоже нельзя. Никто в Киеве и не рассчитывает на подобные компромиссы. Ценность вопроса — исключительно в затягивании времени.

Пока Россия нуждалась в украинском транзите, такая тактика обладала хоть какой-то рациональностью, так как позволяла сохранять статус-кво. Сейчас ситуация изменилась.

– В чём ещё, как вы считаете, состоят главные противоречия между сторонами?

— Если Украина перестаёт быть политическим субъектом, то говорить о реальных противоречиях между двумя государствами — Россией и Украиной — бессмысленно. Если нечто утрачивает статус субъекта, оно превращается в объект. Но нельзя же серьёзно обсуждать противоречия между человеком и вещью. Современная Украина — это аналог вещи. А основные противоречия, с ней связанные, касаются права собственности. Либо территория Украины — это органичная часть русской цивилизации, либо — колониальный анклав Запада.

Но отсутствие субъектности у государства не отменяет существования украинского общества. И в этом обществе присутствует глубочайший цивилизационный раскол. Меньшая, но в то же время наиболее активная его часть ориентируется на Запад. При этом по отношению к России и русским она испытывает откровенно русофобские настроения. Большинство населения, наоборот, воспринимает происходящее как недоразумение и абсурд и связывает свою судьбу именно с Русским миром. И то, что порой определяется как «противоречия между Россией и Украиной», в действительности является отражением противоречий внутри самой Украины.

На этом фоне экономические вопросы выглядят не столь существенными. Но общий вектор таких споров сводится к тому, что украинская элита хочет жить за счёт России. Отчасти ситуация воспроизводит советское время. Но в более карикатурной форме.

– Принято считать, что условный Запад — США, Германия и Франция — поддерживает Украину в вопросе «Минска». Как вы считаете, это положение дел сохранится? И может ли Россия изменить ситуацию, добиться отмены санкций?

— Ситуация с «Минском-2» — многофакторная, и это делает её непредсказуемой. Европа сегодня ориентируется на сотрудничество с Россией. Конфронтация ей не нужна. Но и отказаться от Украины, не потеряв при этом лица, она не может. Поэтому формальная поддержка «Минска-2» будет сохраняться. Но как долго — это будет зависеть от развития отношений между Германией и Францией, с одной стороны, и Россией, с другой. Учитывая общую тенденцию развития этих отношений, можно предполагать, что «Минск-2» долго не проживёт.

При этом необходимо учитывать и позицию других, восточноевропейских стран. Формально они не участвуют в минских переговорах, но в ЕЭС их голос слышен. Та же Польша, например, занимает предельно враждебную позицию по отношению к России, но гипотетическая возможность поучаствовать в разделе Украины может подтолкнуть Варшаву к отказу от поддержки Украины.

Американская позиция ещё более неоднозначна и непредсказуема. Для Трампа Украина — это ненужный актив, который можно выгодно продать. И получить взамен сговорчивость России по другим международным вопросам. Для Байдена и его клана — это источник обогащения. К тому же, идеологи Демократической партии до сих пор грезят о мировой гегемонии США. Демократы заинтересованы в сохранении нынешнего политического режима на Украине. Для них он — защитник их экономических интересов и инструмент антироссийской политики.

В итоге Украина может стать ещё одной проблемой в отношениях между США и Европой. Американо-европейские противоречия способны как сохранить «Минск-2», так и уничтожить его.

В числе главных политических сил, решающих судьбу Украины, скоро появится и Китай. Китайцы активно интегрируются в украинскую экономику, у них появляются свои интересы. Но китайская политика на Украине в ближайшие годы будет осуществляться с оглядкой на Россию.

Вопрос о санкциях против России не является сверхважным. Он затрагивает интересы отдельных элитных групп, но для самой страны санкции — скорее положительный фактор, чем отрицательный. Они способствуют развитию производства внутри страны. Отмена санкций — это вопрос политического торга, выходящего за пределы украинской проблематики.

– Если «Минск-2» окончательно заморозится, что может прийти ему на смену? Некий «Минск-3»? И каким он может быть?

— «Минска-3» не будет. Впереди — воссоединение Донбасса с Россией. И, возможно, не только Донбасса. Вопрос лишь в том, как быстро этот процесс будет происходить. Для начала необходимо официальное признание ДНР и ЛНР. И такое решение российского руководства вызовет безусловную поддержку и российского общества, и населения Донбасса.

Оно станет первым шагом на пути воссоединения Донбасса с Россией. И стимулирует пророссийские настроения в других областях Украины, главным образом на юге, тем более что они там уже есть. Если бы сегодня референдум о национальной принадлежности проводился, например, в Одессе, его результат был бы очевиден.

Сергей Иванников