Есть очень популярный тезис, который повторяли не подумав в том числе и Солженицын (в Дороженьке) и Бродский (в Независимости Украины) и вообще ставший общим местом публицистики.

Мол в Полтавской битве одержала победу Швеция, а поражение потерпела Россия, потому что Россия взвалила на себя груз империи, а Швеция напротив сбросила и стала мирным развивающим экономику и гражданственность государством.

Это мнение, на самом деле, плод ужасающего исторического невежества, которое в отношении истории Скандинавии есть почти у всех, а в отношении истории России его вбили большевики.

После Северной войны Россия и Швеция вели три войны 1741-43, 1788-90, 1808-09, из которых первые две начала Швеция по своей инициативе и выступала в качестве агрессора, рассчитывающего на реванш. Точку в агрессии Швеции в отношении России поставила только война Александра I закончившаяся отобранием у шведов Финляндии – их главного резерва пушечного мяса.

Только в 1814 году по Кильскому миру Швеция рассталась с завоеванной Густавом Адольфом Померанией, отдав её Дании в обмен на Норвегию (датчане загнали Померанию за деньги Пруссии). Норвегия пробыла в полузависимом от Швеции состоянии аж до 1905 года.

Вообще “шведский нейтралитет” полностью изобретение Карла Юхана, aka маршала Бернадотта. Того ещё шведа.

После Северной войны Швеция действительно перестала быть Панбалтийской империей. Но до угасания её амбиций и притязаний было чрезвычайно далеко.

 

Егор Холмогоров