Сразу оговорюсь – речь в этой статье пойдет главным образом не о верующих, не о прихожанах храмов. Речь о феномене восприятия Церкви в условиях того, что многие западные медиа уже успели окрестить «ковидиотизмом», т.е. атмосферой всеобщей истерии, связанной с пандемией, а если не истерии, то неизбежной зацикленности на этой теме.

При этом сразу же предупрежу гневные замечания тех чрезмерно серьезных людей, которые с воодушевлением относятся к любой нестандартной ситуации – я также считаю ситуацию серьезной. Однако это не означает, что необходимо истерить, скорее наоборот.

Так вот, именно с воодушевлением и той серьезностью, которую принято называть «звериной», в СМИ нагнетается сейчас восприятие храмов и церковных служб как неких «рассадников заразы», которые на время пандемии (а желательно, конечно, и дольше) необходимо прикрыть. Все это, разумеется, подается под соусом заботы о здоровье людей, особенно пожилых, которых в храмах якобы абсолютное большинство. Не говорю про кощунственные для любого верующего человек рассуждения о возможности заразиться во время Причастия. Апофеозом подобного подхода стало решение санкт-петербургской мэрии о запрете посещения городских храмов и монастырей, последовавшее 26 марта. Это был первый звонок, свидетельствующий о том, насколько высоко могут подниматься подобные настроения.

Решение вызвало сначала шок, а затем гневный отпор людей. Властям Петербурга напомнили о том, что даже в чудовищные дни блокады храмы в городе действовали, оставаясь символами несгибаемого мужества ленинградцев. Затем на помощь пришли юристы, сославшиеся на элементарное незнание петербургской мэрией законодательства России, – храмы могут приостановить свою деятельность только в случае глобальной угрозы, согласно распоряжению Думы. Никакие распоряжения никаких мэрий для них не имеют силы. Кроме того, петербургские архиереи недвусмысленно дали чиновникам понять, что двери храмов для прихожан закрыты не будут, невзирая ни на какие распоряжения.

Это безусловно положительный пример, светлая сторона вопроса. Но наличие темной вызывает вполне понятное беспокойство. Почему власть до сих пор не делает ставку на Церковь, не прибегает к ее авторитету, хотя всем уже очевидно, что ситуация – архисложная?.. Ответ на этот вопрос не дает покоя многим людям.

     Напомню, что в тяжелейшие дни Великой Отечественной войны безбожная Советская власть весьма оперативно вспомнила о существовании в СССР Церкви. Причина была проста: в трудные времена хороши все средства для того, чтобы сплотить людей. Весной 1942 года, к примеру, в Москве отменили комендантский час во время Пасхальной ночи – то есть, несмотря на опасность вражеской бомбежки, можно было свободно передвигаться по городу. И понятно, почему – светлая Пасхальная радость значила для людей намного больше смертельной опасности.

Именно этим – желая ощутить свою связь с Богом, почувствовать себя под Его защитой в страшные дни – руководствовались люди и в дни чудовищных эпидемий, потрясавших Россию в старину. Черными годами в ее истории остались чумные 1654 и 1771 годы, холерные 1830-й и 1848-й, чудовищные годы «испанки» – 1918-й и 1919-й. Обстоятельства тех эпидемий не шли ни в какое сравнение с нынешними: люди умирали десятками и сотнями ежедневно, число жертв шло на сотни тысяч, а в годы «испанки» – на десятки миллионов. Но храмы в эти дни были полны. Люди исповедовались, причащались, соборовались, молились за своих близких… Именно Церковь была в эти дни главным авторитетом. Надеялись не на себя, не на медиков, не на лекарства – на Бога.

Вероятно, и тогда тоже находились «просвещенные» люди, снисходительно доказывавшие «темному народу» опасность причащения и давки в храмах. И тогда призывали «самоизолироваться» и жить по принципу «Своя рубашка ближе к телу, главное – уцелеть самому». Но было и существенное различие. Во время тех эпидемий в первую очередь закрывались все публичные и общественные места, не действовал транспорт и т.п. А вот храмы Божии стояли открытыми всегда. В то время как сейчас главная атака идет именно на них. Никто из «передовых людей», якобы ратующих за здоровье нации, не покушается на метро и трамваи, не полыхает гневом в адрес кафе и ресторанов. Нет, опасность для них представляют храмы и только храмы.

Случаен ли такой подход? Конечно же, нет. Но в сложившейся ситуации власть должна, более того – обязана опереться на моральный авторитет Церкви и тем самым взять ее под свою защиту от нападок. Впереди завершение Великого поста, Страстная неделя, Светлое Христово Воскресение… И нет сомнения, что атаки на Церковь в их преддверии только усилятся.

 

Вячеслав Бондаренко