Стоит отдать должное белорусам: они очень чётко знают, чего хотят от России – речь, в первую очередь о деньгах – и упорно добиваются желаемого. Судите сами:

1. Под регулярные жалобы об ограничениях Россельхознадзора вышла по итогам 1 квартала 2019 года на 4-е место в мире по экспорту сыров. К концу 2019 года в денежном эквиваленте экспорт белорусских сыров приблизится к отметке в 1 млрд. долл. Мог бы и пересечь заветную черту, но не хватает молока.

2. За январь – июль 2019 года Беларусь импортировала почти 4,4 тыс. тонн охлаждённой аквакультурной форели. Это больше, чем весь Евросоюз, и первое место в мире. Уже второй год белорусами в РФ реэкспортируется норвежская (норвежцы вошли в капитал чилийских рыбных хозяйств) рыба из Латинской Америки.

3. Получили в распоряжение украинский рынок нефтепродуктов, который для РБ является даже более маржинальным, чем европейский. С каждой тонн проданных на Украину нефтепродуктов РБ получает 601 долл., тогда как на европейском рынке получает всего 462 долл. Этот рынок им отдала Россия, взамен укрепив свои позиции на рынке ЕС (и немного снизив белорусский транзит через порты прибалтийских республик).

Но аппетит, как известно, приходит во время еды: Минск всегда хочет большего, а это границы этого большего задаёт Минэкономики РБ, которое каждый год спускает предприятиям новые планы. В 2019 г. РБ намерена продать сельхозпродукции на 5,5 млрд. долл. (104% к показателям прошлого года), на следующий год плановые показатели экспорта повысят примерно до 6 млрд. долл. (по крайней мере Минск хочет добиться от РФ повышения индикативных балансов на поставку продукции АПК в РФ). Минэкономики РБ – структура амбициозная.

В общем, России стоит поучиться настойчивости и целеполаганию у Минска. Взять бы хотя бы пример с самолётами SSJ-100. В этом году был продан всего один самолёт – и дело не в сгоревшем в Шереметьево из-за ошибки пилота борте и не в проблеме с формированием резерва двигателей. Проблема в лизинге: «Аэрофлот» должен был взять в этом году в лизинг 10 машин, но хотел скорректировать в лучшую сторону для себя лизинговое соглашение, ожидая грядущее увеличение субсидий для покупателей российских самолётов.

И только вчера правительство определилось со схемой выкупа 100 новых SSJ-100 у их производителя для «Аэрофлота» – суда возьмёт ВЭБ. РФ за 3,8 млрд долл. для чего госкорпорация пройдёт через процедуру докапитализации. Вероятно, деньги возьмут из нефтегазовой кубышки – ФНБ, который правительство разрешило распечатать для реализации различных проектов в России. Заодно 40 SSJ-100 планирует купить норвежский лоукостер Norwegian Air Shuttle. В обмен норвежцы просят открыть им транссибирский маршрут для полетов из Европы в Азию и дать скидку на оплату полетов.

А что же Беларусь? А белорусская «Белавиа» в 2018 году пополнила авиапарк тремя самолётами Embraer, а в ближайшие два года к ним прибавятся ещё пять Embraer и шесть Boeing. Компания планирует обновить примерно половину своего флота. Embraer, к слову, примерно одного класса с SSJ-100. Т.е. Минск мог бы купить минимум 8 SSJ-100, но купил бразильские Embraer у американской Boeing (она купила часть данной компании).

Вот такая история экономического взаимодействия и авиационного союзничества. Учиться нужно у белорусов и настойчиво отстаивать свои интересы, особенно в сфере высокотехнологичной продукции.

 

ИВАН Лизан