За 27 лет независимости украинцы стали левой нацией, – жалуется экономист и либерально настроенный автор издания VOX Ukraine Виталий Проценко. И действительно, подавляющее большинство населения страны негативно относятся к приватизации государственных предприятий, внедрению рынка земли, коммерциализации медицины и образования, остро чувствуют экономическое неравенство и искренне ненавидят олигархов. При этом автор признает: несмотря на популярное мнение, что такие взгляды являются следствием навязанной «советской ментальности», которая до сих пор остается в головах украинцев, поддержка рыночных реформ в начале 90-х была значительно больше. А главной причиной нынешнего отката «влево» является тотальное разочарование в рыночных реформах, которые, по мнению людей (и с этим трудно не согласиться) происходили не в их интересах.

Но самым парадоксальным в этой ситуации является то, что несмотря на тотальные симпатии украинцев к политике, которую в Европе принято ассоциировать с левыми, самых левых на Украине практически нет, а все, что с ними связано, – дискредитировано. Или даже криминализировано. Те же «левые» политические силы, которые существовали или еще существуют в украинской большой политике, можно называть «левыми» только с добавлением кавычек. Поэтому, чтобы не перегружать текст, в будущем я буду просто опускать кавычки. Однако читатель должен понимать: такие слова как «левые», «коммунисты», «социалисты» и т.д. в контексте клановой, преимущественно деидеологизированной и персоноориентованной украинской парламентской политики без кавычек употреблять нельзя. Смысл будет искажен.

Коммунисты

Коммунистическая партия Украины (КПУ) – остаток советской Компартии со всем, что из этого следует. Много кто из украинских политиков, особенно первого десятилетия, когда-то был ее членом. После распада СССР, путча ГКЧП (ГКЧП) и обретения Украиной независимости в 1991 году КПУ даже ненадолго попала под запрет, а часть ее членов, чтобы обойти запрет, создали Социалистическую партию Украины (СПУ). Но уже в 1993 году партия возобновила свою деятельность, и коммунисты стали мощной фракцией в Верховной Раде Украины. В 1999 году лидер партии Петр Симоненко даже прошел во второй тур президентских выборов и, будучи удобным оппонентом, проиграл второму президенту Украины Леониду Кучме.

Главной стратегией коммунистов всегда была эксплуатация советской ностальгии, щедро перемешанная с консервативными ценностями и антизападной риторикой. Коммунисты решительно требовали смертной казни, становились на защиту православия, боролись с общими учениями Украина-НАТО и запугивали русскоязычное население «бандерами».

В парламенте компартия почти всегда позиционировала себя как оппозиция. Тем не менее, со временем КПУ полностью превратилась в сателлит партии крупного капитала – Партии регионов. Какой бы громкой ни была критика олигархов, члены КПУ регулярно голосовали за наиболее нужные для власти законы, самим своим существованием дискредитируя левое движение.

Во время обострения событий в 2013-2014 годах КПУ, которая и дальше следовала своей антизападной линии, наряду с Партией регионов стала одним из главных объектов критики протестующих, а антикоммунистическую риторику широко использовали на Майдане, особенно ультраправые. Коммунисты, большевики и Сталин возникали в речах наравне с Путиным или Януковичем и, казалось, были едва ли не главной причиной всех проблем. Связка Россия = коммунисты = Голодомор = левые, не без помощи националистов, прочно вошла в политическое поле и превратилась в истину, которая не требует доказательства. Неудивительно, что одной из первых гуманитарных инициатив новой власти стала широкая кампания по декоммунизации.

Соответствующий закон, принятый летом 2015 года, декларировал борьбу с «пропагандой тоталитарных коммунистических и национал-социалистических режимов» и, по сути, криминализировал первый и декриминализировал второй. С предыдущей версии закона об осуждении национал-социалистического режима были убраны многие формулировки, что позволило украинским правым спокойно проводить марши в честь дивизии СС «Галичина» или использовать нацистские символы в эмблемах военных подразделений (полк «Азов», например). Тогда как советские символы, названия или даже их комбинации попали под запрет. Началась волна уничтожения советского монументального наследия, переименований (нередко – без согласия или против желания местных общин) и охота на идеологических оппонентов, которая продолжается и по сей день. Пошли первые уголовные дела. А сама Коммунистическая партия, которая на выборах 2014 впервые не прошла в парламент, в 2015 попала под запрет, который до сих пор пытается оспорить в судах. С публичного поля КПУ практически исчезла. Одно только появление ее лидера Петра Симоненко в эфире «Общественного радио» вызвало большой скандал, и изданию пришлось публично извиняться перед озабоченной общественностью.

Социалисты

Перефразируя известного украинского деятеля начала XX века Владимира Винниченко (социалиста, кстати), историю Социалистической партии Украины (СПУ) нельзя читать без брома, без валерьянки или без хорошей дозы философского предостережения. Были у нее и фантастические взлеты, и не менее феерические падения. И народная любовь, и историческое предательство.

Социалисты во главе с харизматичным Александром Морозом вышли из запрещенной в 1991 году Компартии. Именно во время председательства Мороза в парламенте была принята Конституция Украины, и вскоре партия проявила себя как последовательная оппозиция власти президента Кучмы, архитектора современного кланового капитализма на Украине.

На гребне волны СПУ оказалась во время масштабной серии протестных акций «Украина без Кучмы», которые начались в декабре 2000 года. Тогда Александр Мороз обнародовал так называемые «пленки Мельниченко», на которых голос, похожий на голос президента Леонида Кучмы, отдает приказ «разобраться с тем грузином». Речь шла про убитого оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе, обезглавленное тело которого нашли в лесу под Киевом. Вместе с другими оппозиционными к Кучме силами, в том числе радикальными националистами из УНА-УНСО, социалисты стали главной движущей силой протестов.

Следующие пять лет социалисты представляли парламентскую и уличную оппозицию, а во время «оранжевой революции» в 2004 году партия поддержала будущего президента Виктора Ющенко и вошла в коалиционное правительство. Однако во время политического кризиса 2006 года Мороз неожиданно для своих коллег по бывшей оппозиции согласился войти в парламентскую коалицию с КПУ и «Партией регионов», которые впоследствии сформировали правительство Виктора Януковича. Следствием такого решения стало получение места спикера парламента для самого Мороза, а также нескольких министерских портфелей, но рейтинг партии и ее председателя было подорвано. Начались расколы. С этого момента можно отсчитывать упадок Соцпартии, которая со временем просто потерялась в украинской большой политике. На выборах 2012 года она получила 0,45% голосов и не попала в Верховную Раду.

Однако у социалистов до сих пор остались активы, инфраструктура и узнаваемое имя, которое просто не могло долго лежать без дела. В 2017 году известным брендом заинтересовались новые игроки. За право обладать партией развернулась настоящая война – причем между людьми, которые никакого отношения к социализму раньше не имели. Победил в ней одиозный ставленник министра внутренних дел Арсена Авакова – Илья Кива.

Фигура Ильи Киви требует отдельной истории. За его плечами – невероятно стремительный взлет в военной карьере, «геройские поступки» на Востоке (которые никто, кроме него, не видел) и скандальная работа главой департамента по противодействию наркопреступности, где он предлагал криминализировать пребывание в состоянии наркотического опьянения. На этой же должности Кива объявил войну одному из киевских ночных клубов, пообещав «закрыть этот наркопритон», которую бесславно проиграл. Дополнительный шарм новому лидеру социалистов добавляет его дружба с ультраправым «Братством», лидер которого Дмитрий Корчинский видел его в роли нового дуче.

Новым курсом партии стал патриотизм и «сильная рука». А новоиспеченный социалист Кива путешествует телеканалами, где громко разносит олигархов, повторяя слова о социальной справедливости, значение которых вряд ли понимает.

Последний раз Александра Мороза я видел в эфире утренней передачи 1 мая 2018. Он читал свои стихи, обещал создать «Социалистическую партию Александра Мороза» и объяснял, как консервировать чистотел. Однако в президентской гонке 2019 участвуют все вышеперечисленные социалисты – и Мороз, и Каплин, и Кива.

Николай Федотов

Читать дальше