Повсюду в мире крестьяне объединяются в общественные движения, чтобы противостоять захвату земли и защищать свои права на достаточный уровень жизни, включая право на питание и право на землю. Сельское население же постсоветских государств, таких как Украина, до сих пор открыто не выступало против экспансии крупного аграрного производства, а дискуссии вокруг прав крестьян не ведутся вообще.

В этой статье рассматривается реакция украинских крестьян на захват земли и расширение агробизнеса. Обсуждается постсоветский контекст, формы привлечения сельского населения в земельных сделках, отсутствие сельских акций протеста и мобилизации населения, а также перспективы мелкого сельского хозяйства в стране.

Захват земли и отсутствие сопротивления среди сельского населения

Всемирный банк недавно включил Украину в перечень стран – богатых ресурсами и финансово бедных – с распространенной практикой захвата земли. Украина владеет более 25% мирового объема богатейших и плодородных почв, чернозема. Когда-то ее считали житницей Советского Союза. После распада СССР в 1991 году на Украине провели земельную реформу, которая должна была отменить систему колхозов и распределить их земли между крестьянами для развития частного хозяйства. Впрочем, поскольку все другие важные факторы (такие как капитал, инновации, первичные и вторичные рынки, законодательное регулирование) исчезли вместе с коллективным хозяйством, сельское население не имело возможности эффективно использовать свои земли. Зато произошла концентрация земли сначала в руках сельских элит, а впоследствии – крупных украинских и иностранных инвесторов, мотивированных общим подъемом на мировых продовольственных рынках и глобальной земельной гонкой начала 2000-х. На сегодня 60% украинских сельскохозяйственных земель контролирует крупный агробизнес, масштаб и объем которого сопоставим с крупнейшими латифундиями в Бразилии и Аргентине. Продажа сельскохозяйственной земли на Украине запрещена до января 2019 года. Таким образом, агропромышленные предприятия арендуют землю у крестьян (чаще всего – за невыгодную для них цену) или же прибегают к теневым схемам завладения землей.

Подобная экспансия практики присвоения земли и агробизнеса не встречала открытого сопротивления среди сельского населения. Вместо этого много украинских крестьян сдают выделенную им землю в аренду предприятиям, а сами обрабатывают небольшие хозяйственные участки (в среднем размером 0,4 га). Сельские домашние хозяйства составляют лишь 12% от украинских хозяйственных земель, но производят 52,7% отечественной сельскохозяйственной валовой продукции. Да, они приносят 98% от общего урожая картофеля, 86% овощей, 85% фруктов и 81% молока. Украинское правительство преимущественно игнорирует важность народного хозяйства в рамках государственной политики в этой сфере, а продвигает агробизнес. Например, в 2016 году 60% государственных субсидий для сельского хозяйства выделили крупному бизнесу. В то же время сельское население находится на грани бедности, ведь 44% людей получают доход ниже прожиточного минимума, а 7% страдает от недоедания.

Отсутствие открытого протеста среди постсоветского населения нередко объясняют 70 годами социализма, когда выражение несогласия с действиями власти каралось, а за серьезный протест отправляли на исправительные работы в ГУЛАГ. Сельская местность на Украине сегодня также страдает из-за массового выезда молодых и дееспособных жителей в города, тогда как старики остаются. Более 24% украинских крестьян старше 60 лет. И хотя эти факторы важны, мы выскажем предположение, что главными причинами этого «молчания» являются:

1) сохранение двойной аграрной системы и отсутствие условий для коммерциализации семейного сельского хозяйства;

2) частичное привлечение сельских хозяйств к земельным соглашениям и развитию крупного аграрного производства;

3) адаптивность крестьянского фермерства, которая позволяет ему выживать в неблагоприятной среде.

Крестьяне и масштабное освоение земли

Несмотря на постсоциалистическое перераспределение земли, на Украине до сих пор царит двойственная «советская» аграрная система: бывшие коллективные хозяйства постепенно превратились в крупные аграрные предприятия, а сельские жители продолжают вести натуральное хозяйство на своих участках, но имеют меньше возможностей для наемного труда в сфере аграрного производства. Захват земли произошел без физического перемещения сельского населения.

Когда крупные компании вошли в украинскую деревню в 2000-х годах, ее социально-экономическое положение было нищим. Деколективизационные процессы 90-х годов привели к:

1) 40% безработицы в селе;

2) исчезновение официальной и неофициальной поддержки домашних хозяйств (ранее домашним хозяйствам разрешалось пользоваться такими объектами коллективной собственности, как пастбища, оборудование и ресурсы; кражи из коллективных полей были социально приемлемыми);

3) ухудшение сельской инфраструктуры, содержание которой официально входило в обязанности колхозов.

Отечественный и иностранный аграрный бизнес оживил крупномасштабное сельскохозяйственное производство, сделав Украину одним из ведущих мировых агропродовольственных экспортеров. Новые агрокомпании вместе с землей переняли и некоторые социальные функции колхозов. Кроме этого, крупные аграрные предприятия и в дальнейшем предотвращают саботаж на полях, находящихся под их контролем. Другие же функции вытекают из действующего украинского законодательства, которое запрещает компаниям владеть землей. Поскольку агробизнесу приходится арендовать землю у крестьян, он частично привлекает сельское население к распределению результатов развития крупного аграрного производства. Договоры аренды предусматривают небольшие (натуральные) выплаты собственникам земель почти без всякой возможности видоизменения или прекращения договора. Впрочем, эти платежи – важный дополнительный доход для многих сельских хозяйств.

Незначительное количество программ развития мелкого аграрного производства, распространенная коррупция и неадекватная политика власти демотивируют крестьян от коммерческого использования собственных земельных наделов. Более того, из-за советской традиции промышленного сельского хозяйства немало украинских крестьян считают себя прежде всего рабочими, а не владельцами земельных угодий, которые, по их мнению, надо обрабатывать коллективно. Эти факторы обусловливают большую склонность крестьян работать за зарплату в аграрной компании, чем создавать отдельные семейные фермы. Согласно обзору фермерского хозяйства, который провела Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН (ФАО) в 2005 году, 96% украинских крестьян не желали начинать собственный фермерский бизнес, 20% опрошенных работали по найму, а 26% выразили желание иметь оплачиваемую работу в аграрной сфере. Сельские рабочие также получают определенные дополнительные услуги от работодателей (скидки на сельскохозяйственные ресурсы и продукцию, помощь в обработке земли и т.д.). Сельские семьи, в которых хотя бы один человек работает в аграрной компании, имеют наименьший риск обнищания.

Однако в большое аграрное производства вовлечены далеко не все, а уровень сельской безработицы остается высоким. В 2004 году 10% трудоспособных крестьян были безработными. Некоторые крестьянские хозяйства не получают арендной платы. К ним относятся те, кто не получил земельных наделов при распределении, например сельские учителя, медицинский персонал, работники почты, а также те, кто продал свою землю в начале 90-х годов. Кроме того, из-за экспансии крупного агробизнеса переживает трудные времена небольшая группа коммерческих фермеров. Большой агробизнес контролирует продовольственные рынки, производственно-сбытовые цепи создания стоимости и распределение земель сельскохозяйственного назначения, а также получает большинство государственных субсидий. Все это оставляет фермерским семьям очень мало возможностей для успешного развития.

Читать продолжение