Приближается 25 марта – главный день для белорусской оппозиции. Состоится традиционное шествие, посвященное так называемому Дню воли – националистическому празднику в честь провозглашения марионеточного псевдогосударства БНР.

В этом году День воли станет еще и кульминацией социального протеста против декрета №3 “О предупреждении социального иждивенчества”. Власть заметила проблемность декрета. Его применение приостановлено – введен мораторий. Но оппозиционные авантюристы изначально ставили перед собой политические задачи. На осознание проблемы властью им наплевать. Для оппозиции за любым социальным призывом или лозунгом всегда стоит только один смысл – долой власть.

В социальных сетях националисты еще неделю назад ликовали – приписали себе “победу” в противостоянии с застройщиком в Курапатах и якобы добились массовости протестов против налоговых сборов с тунеядцев. Среди оппозиции пошла молва, смотрите, дескать, какая у нас либерализация, да у нас скоро будет “свободно”, как на Украине.

Ряд отморозков восприняло эти слухи о трансформации политического режима в Беларуси по западному образцу как сигнал к действию. Первые отморозки, которые проявили себя, – анархисты. Они участвовали в драках и потасовках на шествиях против декрета №3. Они же перекрыли проспект в Гомеле, грубо нарушив общественный порядок. Кастеты, ножи, газовые баллончики – все это анархисты готовы пустить в ход в Минске. В зоне риска – обычные граждане и сотрудники правопорядка. Для анархистов главное – безвластие и хаос. Они уже распылили газ в автобусе – пострадали люди. Они открыто на своем сайте признают, что совершенно не против террора и готовы использовать его в своей борьбе с государством.

Вслед за анархистами, подтянулись ультранационалисты из парамилитарной подпольной организации “Белый легион”. Исходя из полученной информации из ряда СМИ, а также от правоохранительных органов, 25 марта ультранационалисты готовят кровавую провокацию. Неонацисты из “Белого легиона” на протяжении последних лет тренировали боевиков в подпольных военизированных лагерях. Страшно подумать, чему учили молодежь матерые неонацисты, часть которых успела отличиться в карательных операциях на Украине.

Власть почувствовала неладное и закрутился маховик задержаний, именуемый свядомыми “хапун”. В этом случае силовой блок сработал идеально – “как изюм из булки” (с) повыковыривали радикалов из общей “беззубой и травоядной” массы. Прошли громкие задержания наиболее опасных.

Похоже, бандподполье белорусских неонацистов обезглавлено и практически ликвидировано. По крайней мере, так выглядит со стороны.

 

Но расслабляться рано. Как загнанная в угол крыса становится в разы опаснее, так прижатые к стенке белорусские неонацисты способны на кровавую провокацию. Само участие “Белого легиона” говорит, что протесты 25 марта в Минске могут пойти по силовому сценарию. Не факт, что силовики смогли ликвидировать всех боевиков. Спящие ячейки “Белого легиона” все еще могут существовать, а значит, события могут обернуться трагедией.

Все указывает на то, что радикалы готовы разыграть кровавую карту Майдана.

Готов ли Статкевич нести ответственность за то, что может случиться? Чем он думал, когда призывал людей к противозаконным акциям неповиновения? Чем он думает, когда открыто заявляет: “Как будет проходить акция, будет решаться на месте”?!

Что случится, если его новоиспеченные друзья-анархисты опять попробуют пронести тротил? Или боевики “Белого легиона” принесут гранаты? Подобное было в Киеве, когда в толпе взорвали осколочную.

Такое чувство, что Статкевич обезумел и не видит происходящего! Или же видит и сознательное ведет все к трагедии, руководствуясь советами старого дружка, бизнесмена-заговорщика Сманцера?

 

Любая крепкая власть должна всегда знать и помнить: монополия на насилие – её неотъемлемый атрибут. Только власть имеет право силой и спецсредствами подавлять беспорядки, наказывать виновных и предотвращать преступления.

Поэтому лучше, чтобы милиция на акциях протеста всегда была в служебной форме, а не по гражданке. Форма – символ власти.

Право на легальное насилие есть только у власти, только она может применять силу. Янукович в свое время забыл это и оставил безнаказанными нескольких молодчиков с цепями, которые избили Беркут. Толпа почувствовала безнаказанность. Монополия власти на насилие была нарушена. Гражданские решили, что они тоже в праве силой отстаивать своё. Это вылилось в кровавую бойню на улицах Киева, а затем в гражданскую войну, которая уже унесла более 10 000 жизней и неизвестно, сколько еще унесет.

25 марта в случае применения протестующими силы и неповиновения, грубого нарушения общественного порядка и неподчинения органам безопасности власть должна применить силу. Возможно, самую грубую силу за всю историю нашей молодой республики. Если придется использовать водометы, значит, надо использовать водометы, если газ, значит, газ, если резиновые пули, значит, резиновые пули!

На вооруженную провокацию белорусские радикалы ранее не отваживались, но, исходя из сообщений государственных и независимых СМИ, в этот раз они могут пойти на этот преступный шаг.

Сегодня необходимо использовать водометы, чтобы завтра не пришлось использовать танки.

Вячеслав Дианов

2 КОММЕНТАРИИ

  1. Примитивная писанина на уровне реферата школьника. Это тот Дианов, который якобы проходил обучение в Польше? В голове не укладывается…

  2. […] В марте этого года по всей стране прошли протесты против Декрета №3 «О предупреждении социального иждивенчества». Ранее я неоднократно поднимал эту тему в статьях: «Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы…», «Использовать водометы, чтобы не пришлось использов… […]

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here